Бремя страстей человеческих. Размышления ч.1. О предназначении.


Открываю для себя нового писателя и имя его Сомерсет Моэм. Мне определенно нравится. Должен согласиться, что англичане-писатели, они какие-то особенные. 

Главный персонаж Филлип Кэри. Человек, который с самого детства сталкивается с трудностями этого мира, а может быть и имелось ввиду, что это вовсе не трудности, а страсти человеческие, кто знает. Не хочется сильно размышлять о начальной его проблеме, физическом недостатке покалеченной ноги и всех трудностях с ней связанной. Не менее, а может и более, меня интересует вопрос поиска себя в этом мире. И это очень тесно связанно с профессией, которая тебя по сути будет кормить всю жизнь, с её выбором. Вот ты идешь по дороге, которую тебе навязали взрослые, они тебе говорят — Филлип, ты прекрасно учишься, у тебя самые лучшие отметки. Тебя ждет Оксфорд, по окончании которого должность священника твоя. А это между прочим стабильная работа, со стабильным доходом, достойная джентльмена. И что самое главное, ты же знаешь, только Господь делает твою жизнь истинно свободной. И ты веришь, пытаешься, но в какой-то момент эти самые страсти человеческие так рушатся на тебя, что уста твои изрекают — Я больше не хочу верить в Бога. Где ваша свобода, о которой вы так часто говорили, где она? Почему вы все так вальяжно твердите о ней, закатываете глаза, испытывая истинное блаженство, а я, с детства зубрящий эти стихи из Библии, так и не понял, что такое это ваша свобода? Почему моя нога до сих пор искривлена, а я ведь так усердно, сидя на голом холодном полу просил Его об исцелении изо дня в день? Почему мои тупые ровесники, что ни прочитали ни одной книги, и которые тоже могут стать священниками издеваются надо мной, над калекой, каждый божий день? Почему? И когда ты решаешь больше не верить в Бога, какая то ноша падает с тебя и ты наконец ощущаешь эту самую свободу. Тебе становится страшно и одновременно очень хорошо…И конечно, ни о каком дальнейшем обучении речи быть не может, ты просто не можешь стать этим самым священником, деньги деньгами, но зато с собой и своей совестью ты ведь честен?

Но время идет, учиться надо, деньги, которые оставил тебе отец в наследство твоего совершеннолетия когда-нибудь да закончатся. Так устроен мир, надо уметь зарабатывать. Тогда попробуй отучиться на бухгалтера, говорит тебе дядя, счетоводы нынче в почете, да и профессия вроде джентльменская. И ты идешь, пробуешь, а что, а вдруг, да и половину суммы за обучения обещали вернуть, если по истечении года ты вдруг решишь уйти, если не понравится. Год проходит и ты получаешь назад половину той суммы, что уплатил ранее. Да, в начале работа казалась интересной, не пыльной, было не трудно ее выполнять. Но столица начала травить тебя одиночеством. Не с кем поговорить о книгах, картинах, искусстве. Сухие цифры делают твой мозг таким же сухим, по крайней мере очень на это похоже. А когда интерес скатывается на ноль, тобой становится недовольно начальство. Какие то простые механизмы в работе с которыми справляются более молодые сотрудники, для тебя просто ужасны. И ты уходишь. Это не мое — говоришь ты дяде. А на вопрос — «что же твое?»  Ты вдруг говоришь — я хочу быть художником! Да, вроде ты неплохо рисовал на листках бумаги, вместо того, чтобы делать какие то подсчеты на работе, и может быть ты неплохо рисовал во время уроков и даже после них. Да и к тому же постоянно увлекался искусством, картинами в том числе. Как же раньше ты не мог понять, что тебе на роду написано быть художником.

Дядя отказывается спонсировать тебя в этом не джентльменском деле, а всепонимающая тетя, сняв со счета все нажитые фунты, отдает их тебе, со словами, что верит в тебя. Тебе совестно, стыдно, но ты берешь, а уже сидя в поезде, уходящим в Париж, напрочь забываешь о своей тете и ее слезах. Ты полон надежд и мечтаний. И вот школа искусств. Ты заводишь новые знакомства, именно этот круг людей для тебя очень близкий, вызывающий интерес к жизни, у вас общие темы, вместе вы восхищаетесь Мане, Ренуаром, Моне и многими другими (которых я уже не помню, ведь автор этого блога не увлекается искусством). Ваши беседы, встречи, времяпровождения это нечто возвышенное, правильное, то, чему и стоит посвящать свое время. Но…как насчет твоего гения художника? Проходит время и ты вдруг задаешься вопросом — вот я отучился немного, у меня есть уже какие-то работы, выйдет ли с меня такой художник, которым будет восхищаться весь мир, ни говоря уже о том, что это будет приносить мне хорошие деньги. Или же мне это не грозит, а я всего лишь посредственный художник? И решаешься спросить об этом у своего гуру, который может сказать правду, посмотрев твои работы. И он не обманет, это действительно будет правда. И он посмотрел. Твоя доля, это посредственность, тебе не стать новым Мане или Моне. И тут на самом деле встает очень острый и важный вопрос — бросить или продолжать дальше? Как же так, ведь это мой мир, мне нравится писать портреты, нравится мое общество, круг интересных личностей…А что если вера в себя тут важнее? А что если целеустремленность важнее? А что если мой гуру через много лет взглянет на мои новые картины и скажет, как сильно он ошибался?

Я тут думал вот о чем. Все таки есть такие профессии, которые не просто профессии, а гораздо нечто большее. В них мало быть упорным, иметь большую веру в себя и прочее. Да, я говорю о таланте или даре, нечто таком, что есть внутри, что-то такое, чего нет у другого. Да, ты можешь стать хорошим художником, тобой могут восхищаться, но будет определенный уровень, который ты не сможешь перепрыгнуть, не имея чего-то такого, что называют даром. Это касается на мой взгляд и писателей, музыкантов. Людей искусства так сказать, немногих. Сферы трейдинга, к слову, это не касается. Я тоже об этом думал, потому что в трейдинге лишь 5-10% по статистике становятся успешными. Но остальные не становятся успешными, не потому что в них нет дара, они не становятся ими, потому что они распиздяи не имеют в себе силы изменить себя, свое мышление, прикладывать действительно колоссальный труд к этому. Но ведь это не невозможно. Трейдером стать можно, а вот художником на уровне Ленардо да Винчи ты не станешь благодаря своему труду, как ни крути.

И Филлип принимает трудное решение — он бросает школу искусств, так как не хочет быть посредственным художником. Он уже давно совершеннолетний, ему полагается некая сумма от наследства и он возвращается в Лондон. Но теперь он исходит лишь от того, что надо о себе как-то позаботиться и решает идти учиться на врача, кем был его отец и куда давно посылал как вариант профессии его дядя. В голове все складывается более менее спокойно и банально, вот он уже готов стать рядовым джентльменом, зарабатывающим порядочным гражданином, как внезапно влюбляется…И тему любви Моэм тоже очень прекрасно описал в этой истории, хоть она и печальна, о чем и будет, наверное, следующий пост размышлений по этой книге. Хотя, скорее больше пересказ получился.

А в корне в у меня в голове крутится мысль, взятая из разговора Филлипа и его друга в Париже. Работа это бремя, ненужное бремя, вынимающее из тебя твои силы. Искусство — вот что вечно и вот что стоит внимания, так говорили многие друзья Филлипа. Но в основном это были те, кто имел за спиной наследство, которого бы им хватило до конца жизни, и даже  став простыми посредственными художниками они бы не думали о том, как себя прокормить. Так вот, один из друзей и выразил мысль — вы, люди этого самого искусства, так уничижаете значимость заработка, что мне просто смешно. Не нужно говорить, что серебро это прах, нужно просто решить эту проблему, или лучше сказать задачу, чтобы не думать об этом серебре…а дальше, говорите сколько хотите об искусстве, книгах, вещах, которые действительно вас волнуют внутри…Что-то в этом есть…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)