Грегор Замза. Превращение в…


В последней на сегодняшний день книге Харуки Мураками, есть рассказ про влюбленного Замзу. Когда я его прочитал, было четкое ощущение, что когда-то, человек в этом рассказе не был человеком, а был кем-то другим, предположительно моллюском.

А буквально недавно узнал, что у Франца Кафки есть свой Грегор Замза, и именно от него этот хитрый японец позаимствовал сей персонаж. Но нужно сказать, сделал это мастерски и со вкусом. Когда читаю вариант Мураками, мне представляются белые цвета — дом, мысли, комнаты, улицы за окном, все в белом. В общем, Замза не только влюбленный, но и счастливый.

С оригиналом Кафки «Превращение», все обстоит не так. В нем сразу преобладают темно-серые цвета и нет никакого намека на свет. Жаль. Но повествование это очень сильное, меня прям тронуло. Вопросы, вопросы…и не всегда есть ответы, которые бы удовлетворили человека, что может их задавать. И чем больше вопросов в жизни, тем меньше на них ответов.

Интересно, вот если бы однажды проснуться и обнаружить, что ты больше не человек, а скажем, какое-то насекомое, жук к примеру. Как же теперь жить дальше? А если только полжизни и прожито или меньше, неужели впереди беспросветные будни одному в комнате под кроватью,в полной темноте? Почему под кроватью? Да потому что даже самым родным и близким противно на тебя смотреть. Они понимают, что ты их сын, брат, но им противно. И никому невдомёк, что в твоей голове жука сидит все тот же человек, который между прочим мыслит яснее, чем раньше. Но, скорее всего тот факт, что ты перестаешь делать то, что раньше делал, быть тем,кем раньше был, ставит в тупик и приводит в недоумение людей.

Если бы я не сдерживался ради родителей, я бы давно заявил об уходе, я бы подошел к своему хозяину и выложил ему все, что о нем думаю. Он бы так и свалился с конторки! Странная у него манера — садиться на конторку и с ее высоты разговаривать со служащим, который вдобавок вынужден подойти вплотную к конторке из-за того, что хозяин туг на ухо. Однако надежда еще не совсем потеряна: как только я накоплю денег, чтобы выплатить долг моих родителей — на это уйдет еще лет пять-шесть, — я так и поступлю. Тут-то мы и распрощаемся раз и навсегда. А пока что надо подниматься, мой поезд отходит в пять».

Но порой случаются такие моменты, когда что-то в человеке то ли ломается, а то ли перестает выдерживать напор, и подобные планы, типа накопления денег и уплаты долгов родителей, перестает быть чем то основным, главным. Не хочется вставать больше в 5 утра и идти туда, отчего ты превращаешься в нечто нечеловеческое. Вот тут на самом деле интересно…Превращение. Замечают ли твои родные, те, с кем ты делишь крышу над головой, с кем работаешь и чаще всего проводишь время, что ты превращаешься в нечто нечеловеческое? Скорее всего нет, да что уж там, конечно, нет. Главное делать то, что ты должен делать, тем более у тебя это хорошо вроде как получается.  Жука, который начинает расти у тебя внутри никто не видит, но стоит сделать нечто такое, чего от тебя не ждут, так ты уже и не человек, ты нечто мерзопакостное, занимающее целую комнату насекомое. Не приносящее пользу. Вроде бы этот жук когда то был сыном, братом. Правда ли это?Кажется, уже нет…

— И разве,- заключила мать совсем тихо, хотя она и так говорила почти шепотом, словно не желая, чтобы Грегор, местонахождения которого она не знала, услыхал хотя бы звук ее голоса, а в том, что слов он не понимает, она не сомневалась, — разве, убирая мебель, мы не показываем, что перестали надеяться на какое-либо улучшение и безжалостно предоставляем его самому себе? По-моему, лучше всего постараться оставить комнату такой же, какой она была прежде, чтобы Грегор, когда он к нам возвратится, не нашел в ней никаких перемен и поскорее забыл это время.

В книге есть эпизод, когда отец в порыве гнева швыряет яблоко в Грегора и оно застревает у него в спине, точнее в панцире, ведь он навозный жук. Грегор не может вытащить яблоко сам, банально физически не может этого сделать своими короткими лапками, а люди не хотят ему помочь. И яблоко гниет, поражая таким образом организм Замзы. Грегору придется до самого конца этой истории ходить с яблоком в спине, будто с ножом, сначала больно, обидно, это жало саднит изо дня в день и мучает его. Но потом настает момент, когда он перестает обращать на него внимание, так и живет, с опухолью в организме. А родные однажды удивятся, отчего умер этот навозный жук, обнаружив его под кроватью, спрятавшимся от всего мира. Так и не поняв причины всего, что произошло в их некогда счастливом доме, каждый в тайне от другого свободно выдохнет, словно с тебя сняли очень тяжелую ношу, расправит плечи, выпрямит осанку и заживет так, как раньше, а может еще лучше.

Особенно любил он висеть на потолке; это было совсем не то, что лежать на полу; дышалось свободнее, тело легко покачивалось; в том почти блаженном состоянии и рассеянности, в котором он там наверху пребывал, он подчас, к собственному своему удивлению, срывался и шлепался на пол. Но теперь он, конечно, владел своим телом совсем не так, как прежде, и с какой бы высоты он ни падал, он не причинял себе при этом никакого вреда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)