Инктобер. День 2-й.

День 2-й. Я продолжаю писать «Выдуманные истории».

«Комната»

Когда я смотрю на стены своей комнаты, то иногда думаю, что за ними живут вовсе не соседи…хотя как думаю. Знаю. Назовете меня чудилой или душевнобольным? С одной стороны будете правы, но вы лишь те, кто не бывал по ту сторону стен. Все началось с того, что, однажды, возвращаясь с вечерней прогулки около 22:00, я увидел перед своей дверью соседа этажом ниже, что жил подо мной, а сам живу я на пятом. Лицо у него было довольно суровое, он ожесточенно тарабанил в мою дверь. Увидев меня, он словно о чем-то задумался, свирепо-грозный вид сменился на недоуменный, и рука, зажатая в кулак, зависла в воздухе.

— Привет, сосед,- говорю я ему, — ты чего так тарабанишь?

— Чего, чего, — ответил не сразу, — кто у тебя в десять часов ночи прыгает по квартире? У меня ребенок спит уже, имей совесть, а.

Пришла очередь «зависнуть» мне на несколько секунд. Затем я без слов достал из кармана куртки ключи и открыл дверь. Жестом пригласил его войти первым, следом в свою «однушку» вошёл и я, прикрыв входную дверь. Также молча я жестом пригласил его пройти в зал, затем на кухню. Никого в квартире не было. Да и сам сосед знал, что живу я один.

— Ничего не понимаю, — он чесал свой залысевающий затылок, — я тебе точно говорю — прыгали как на скакалке, я думал ты шалишь…Ну извини.

Я переоделся в домашнее, налил себе чашку чая, уселся в кресло и задумался, что бы это могло быть. Сосед был человеком весьма адекватным, как говорится, простым мужиком с понятиями. Без причины предъявлять претензии, как бабки на грани старческого маразма, он бы не стал. Кто же прыгал по моей квартире пока меня не было дома? Я взял телефонную трубку, набрал этого соседа и поинтересовался — а в первый ли раз он слышал такой шум, исходящий из моей квартиры? Оказалось, что нет, не в первый. Его неработающая жена слышала подобное днем, но день есть день, мало ли, терпели как говорится…Затем он сам слышал давеча на днях уже вечером, что кто-то носится по квартире (скорее всего я в это время был снова на прогулке). И сегодня он уже не стерпел, пришел вот…Я повесил трубку, отхлебнул чая и еще больше задумался. Пришел к выводу, что живу не один, как думал многие годы, проживая в этой квартире. Никакого другого логичного объяснения больше я не нашел. В домовых и прочую ересь я не верил, но мое одиночество явно кто-то нарушил.

Я живу на пятом этаже. Когда покупал себе эту квартиру, уезжая от мамы, она качала головой и приговаривала — ведь никто у тебя не купит потом эту квартиру, захоти ты ее продать. Ой зря ты взял пятый этаж. С мамой я отчасти согласен. Но я собирался в ней жить довольно долго, да и пятый этаж это лишняя тренировка для наших молодых, но захолестериновых сердец. А тетушка меня подбодрила — ничего, ничего, высоко забрался, зато выше к богу. Более глупой вещи, кажется, после этого я не слышал в своей жизни ни от неё, ни от кого либо другого. Телевизор уныло молчал в тот вечер, я долго просидел в кресле и очнулся от своих мыслей около полуночи. Так бывает — задумаешься о чем-то, а когда возвращаешься в реальность, словно с какой-то другой страны. Кто-то невидимый отрезает большие куски от времени, быть может острой косой. После тридцати оно буквально несется, время то, боюсь подумать, что будет после сорока. Я застелил постель на диване, вариант уснуть в кресле, а утром встать, охая от того, что ломит кости, меня не впечатлял. Одеяло доходило до подбородка, руки на большой подушке подпирали голову, а высокий потолок в серой комнате нависал надо мной, как маленькая тучка. Кажется, вот-вот пойдет дождь. 

Как называется состояние между сном и явью? Кажется, так и называют — состояние между сном и явью, однако, некоторые практики осознанного сна величают данное явление «пограничным состоянием». Неплохое название на мой взгляд. Так вот в ту ночь, мне показалось, что я вот в таком пограничном состоянии, однако, пришло оно ко мне не по моей воле, в отличии от тех практиков. Серая тучка, что смотрела на меня, когда я засыпал, то есть мой потолок, теперь смотрела уже осознанным человеческим лицом. Я лежал на спине и бросил взгляд на настенные часы, было два часа ночи, точнее утра. И снова посмотрел в потолок, нет, мне не показалось — сквозь белую известку просочился конкретный человеческий контур лица, со всеми выпуклостями и формами. Создалось такое ощущение, что этажом выше, кто-то пытается проникнуть в мою квартиру, а потолок это не твердый материал, а словно какая-то тряпка, способная принимать различную форму, в зависимости от того, с чем она контактирует. Но «этажом выше» была уже крыша…Ощущения были странные, я не испугался и продолжал смотреть в это лицо. Оно двигалось, то отдалялась назад в глубь, то прорывалось вперед, а я все ждал, когда откроются глаза. Да, они были закрыты. Почему то хотелось посмотреть в его глаза, но они не открывались. А дальше произошла вообще странная вещь — я просто-напросто снова уснул. Открыл глаза я уже утром и тут же вспомнил про это лицо, подумал про сон и явь, и для своего спокойствия и какого-то объяснения тому, что я видел, решил, что это был сон. Ну или максимум пограничное состояние. Проглотив бутерброд и запив его чаем, я ушел на работу.

Вечером того же дня, прежде чем подняться на свой этаж, я постучал к соседям, что жаловались на топот. Открыла соседка Галя, и на мой вопрос о том, не доносился ли снова шум от их потолков, и собственно, моего пола, я получил убедительный ответ. Дела. Два поворота ключа на одном замке и один поворот на втором, я дома. Остановился помню в коридоре, словно ждал, что меня кто-то сейчас встретит. Но никого не было. Переодеваться почему то было лень, я помыл руки, закинул в микроволновку пару котлет с макаронами и наскоро поужинал, не получив никакого удовольствия от еды. Лишь бы заглушить давно шумящий и взбунтовавшийся желудок. Теперь я был уверен, что моя однокомнатная квартира кому-то приглянулась, а лицо посреди ночи это не сон и даже не пограничное состояние. Кажется, это была самая настоящая явь. Даже и рассказать некому, не поверят ведь. Не поверят также быстро, как и я сейчас, да и вообще не поверят. Я стал отмерять шагами комнату, оказалось, что от стены до стены умещаются одинадцать моих шагов. Бродил и звал его, непонятно кого…

— Выходи, ну, — говорю я, глядя на потолок, — ты зачем по квартире носишься, как окаянный? Соседей моих беспокоишь, хорошие они люди, спокойные. 

Но потолок молчал в ответ. Так я и думал, не умеют потолки то разговаривать, но и ночного лица я тогда тоже не увидел. Походил я так около часа по комнате, звал его звал, да и надоело мне. Накинул куртку, обулся и вышел на свежий воздух, как это часто бывало, пошел своим излюбленным  маршрутом, топтать дорожку в местный парк. Вернулся спустя час или около того. Стемнело как-то быстро. Уселся в кресло, включил телевизор и стал тыкать каналы, не решаясь остановиться на чем то одном. Наконец был выбран какой-то старый фильм, уж и не помню названия. Черно-белый. И люди в нем тоже черно-белые…И тут потолок затрясся. В буквальном и прямом смысле. Я поднял голову вверх и гляжу, что тот, кого я звал, наконец соизволил прийти.

— Ну здравствуй, — говорю я ему, — ты кто будешь?

— Здравствуй — ответило лицо в потолке и меня от его голоса передернуло. Потому что прозвучал он точь в точь, как мой. — Мне кажется я, это ты.

— Постой, — говорю я ему, все еще внутри приходя в себя от его голоса, — а этого быть не может, потому что я это я и вот он я. Тыкаю себя многозначительно в грудь, будто придавая своим словам бОльшую значимость. 

— Может я продолжения тебя? — предположило лицо в потолке. — Если так, то могу быть тобой, и значит ты это я.

— Не бывает никаких продолжений! — я начал возмущаться и встал с кресла. — И вообще, глаза открой, когда с тобой разговаривают, неприлично это как то.

Не очень то я надеялся, что меня послушают, но на мое удивление он открыл глаза и в этот момент я еще больше обомлел. Это довольно странное чувство, когда смотришь в свои же глаза. Родных и близких людей всегда узнаешь по глазам, даже если все остальные части лица будут скрыты, но я никогда не думал, что взгляну однажды в свои же глаза, да еще и без участия зеркала. И конечно же, я узнал самого себя. На меня смотрел я сам. 

— Я смотрю ты удивлен, — сказало лицо, — теперь веришь, что я это ты?

— Скорее вижу, — ответил я, — это факт…В этот момент я почувствовал, что у меня затекла шея от непрерывного поднятия головы в сторону потолка и я начал крутить ею, чтобы немного привести себя в порядок. И тут лицо начало двигаться, потолок для неё был  как река в этом движении. Угол, соединяющий стену и потолок был успешно пройден и глядь, это лицо на меня уже смотрело со стены.

— Да, спасибо, — поблагодарил я его, — так намного проще. — Так…чего тебе надо и почему ты скачешь по моей квартире, когда меня нет дома?

— Я пытаюсь прорваться в этот мир, в эту версию твоей комнаты. Иногда это создает такой шум — ответило лицо.

— Что значит прорваться? — спросил я. — Чего тебе не сидится э-э…в своей версии комнаты?

— Там страшно…- лицо снова закрыло глаза. — Прости, мне нельзя долго в твоей комнате находиться с открытыми глазами.

— Что-то ты все больше вопросов во мне вызываешь, — подозрительно выдавил я. — Ну и как успехи…прорыва в мою комнату? И что, здесь не так страшно, как у тебя?

— Успехи неплохие, — кажется голос прозвучал весьма довольно, — и у тебя не страшно, совсем не страшно. 

— Послушай, — говорю я ему, — мне кажется, что это не очень хорошая идея, все-таки в своей комнате я должен быть один, без продолжения меня самого. Ты конечно, извини, что я так открыто, но лучше бы тебе оставаться у себя, а мне у себя. 

— Я не могу, — говорит мне мое же лицо, — мне ну позарез нужно сюда, в эту комнату. Ты не бойся, ты даже не заметишь, когда мы поменяемся комнатами.

— Да ты охренел что ли? — кажется я срываюсь на крик. — То есть, когда ты прорвешься сюда, я окажусь в твоей комнате, где тебе страшно, так что ли?

— Абсолютно верно — подтвердило лицо, — ты окажешься в моей комнате. Жить в одной мы не сможем, подмена происходит автоматически.

И тут я в чувствах кидаю в него пультом от телевизора и попадаю точно в лоб. Он в ответ даже не пикнул, но довольно быстро ретировался обратно на потолок и исчез. В тот вечер и ночь я его больше не видел. Идея с подменами комнат меня как то не обрадовала, уснуть я смог только под утро, уставший и не выспавшийся я поплелся на работу. А вечером, даже не поужинав, свалился спать. Просыпаюсь посреди ночи, а с потолка на меня глядят лица. Да-да, уже не одно лицо, а целых пять. Как двое из ларца, одинаковых лица, но только целых пять. Все понятно, подумал, я, все хотят в мою комнату, надо же. Вот только сколько же вас еще? Я поднялся с дивана и поплелся на кухню, несмотря на то, что глаза у лиц были закрыты, я чувствовал, что они за мной наблюдают. Там я открыл шкаф и достал большой кулек с круглыми разноцветными конфетами-карамелью. Давно я их зачем то купил, ведь не любил особо карамель, видимо, чувствовал, что пригодятся. Я уселся в свое кресло, предварительно включив свет и поднял голову. Пять моих же лиц наглым образом «плавали» по потолку. Зачерпнув в кулак несколько штук конфет, я начал метиться и кидаться ими в эти лица. Чаще всего попадал, и чем чаще я попадал, тем быстрее они начинали носиться по потолку. Но, зараза, не исчезали и уходить не собирались. Настал момент, что конфеты закончились, из кулька, после такого метания, все они перекочевали на пол, превратив его в разноцветное поле. А лица все продолжали на меня смотреть.

— Не много ли вас на одну комнату? — спросил я их

Но ни один из них не удосужил меня ответом. 

— Ай, к черту вас, — я поднялся, выключил свет и накрывшись одеялом, почти сразу уснул. Утром, проснувшись, первое, что попалось под руку, был кулек с конфетами, которыми я так щедро швырялся ночью. И соответственно, пол был абсолютно чист. Вывод у меня был только один — кто-то из них добился еще большего успеха в прорыве и в какой-то степени хозяйничал в комнате. Ну и шут с ним, хоть конфеты собрал, и на том спасибо. 

Я мог бы писать про каждую ночь, которая проходила после этой, но это было бы довольно утомительно и долго. Все эти ночи были похожи друг на друга, и кажется, я стал даже привыкать к этим лицам, которые по сути являлись мной самим. Конфетами в них, я кстати, больше не кидался…Но была парочка ночей, которые стоят того, чтобы их упомянуть в моем рассказе, когда кроме плавающих лиц на потолке и стенах, я видел нечто совершенно другое. Я видел морду какого-то зверя, его клыки даже с закрытой пастью выходили наружу, а когда он ее открывал, было жутковато, все внутри усеяно острыми мелкими зубами, такими очень хорошо перетирать плоть. Его нечеловеческие и всегда открытые глаза горели красным огнем, шерсть на морде была темно коричневого цвета, а огромные уши плотно прилегали к голове. Вот с такой открытой пастью и зубами, эта морда носилась по моим стенам и потолку за лицами. Моими лицами. А те, истошно крича и вопя, пытались убежать. От этих криков меня буквально разрывало на части. Неужели я так способен кричать? И знаете, морда всегда догоняла кого-нибудь за эти пару раз…Стена окрашивалась в красный от крови цвет и медленно растекалась во все стороны. Вся комната окрашивалась в красный. Мне кажется, что звук чавканья, исходивший в этот момент от стены, я теперь никогда не забуду. Сказать, что мне было страшно, это ничего не сказать. Страшно. Теперь я понимаю о чем говорило тогда лицо. Можно лишь кого-нибудь поблагодарить за то, что эта морда за полгода появлялась лишь два раза. Но кого? Бога, который ближе к тем, что живут на пятом последнем этаже?

И вот я сижу и описываю то, что было со мной полгода назад. Соседи больше не жалуются на топот и шум, я больше не просыпаюсь по ночам от того, что на меня кто-то смотрит, нет тех лиц, бесконечно плавающих по моему потолку. Потолок снова стал серой тучкой. Мне кажется, что я живу той же жизнью, что и раньше, но с другой стороны что-то существенно изменилось. Какая то боль проникла внутрь и никак не хочет уходить обратно… Я сижу за столом перед тетрадью, наполняя её словами,  за окном поздний вечер, в руках шариковая синяя ручка. Я пишу о том, что было и думаю — неужели прорыв состоялся, а я и правда не заметил? Подмена комнаты произошла?

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)