Инктобер. День 3-й.

День 3-й
«Стометровка»

Недалеко от моего дома располагается школа под номером 1239. Быть может, самая средняя из всех средних школ. В ней я не учился, моя родная школа вообще находилась на другом конце города, в которой прошли все мои школьные годы ещё до переезда с моими родителями в дом, в котором и живу ныне. С недавнего времени я стал наведываться по вечерам в школу №1239 совершать прогулки. Я люблю вечерние прогулки, особенно осенние, даже когда воздух наполнен не только лёгкой прохладой, но и настоящим холодным пространством, а ветер дует прямо в лицо и ты автоматически поднимаешь повыше воротничок своей куртки. Ничего страшного. Можно обвязаться шарфом потуже, надеть вязаную шапку, натянуть перчатки и вперед, навстречу приключениям. Мой школьный товарищ Славка Полуяктов, а еще и сосед по парте с шестого по десятый классы всегда так говорил — вперёд, навстречу приключениям! Кажется, вычитал это однажды из какой-то детской книжки и бросался этой фразой где только можно было. Чаще всего говорил он это, когда звал меня гулять, особенно когда я не очень то и хотел идти на улицу. Но стоило ему произнести эту фразу , его смешное конопатое лицо становилось артистически наигранно серьезным, отчего  превращалось в ещё большую умору. И отказать было просто невозможно. Теперь эта фраза как будто досталась мне по наследству от него, правда говорю я её лишь себе. А Славки не стало, когда нам было по 16 лет. В одиннадцатом классе я весь год просидел за партой с девочкой по имени Света и практически с ней не разговаривал. После смерти Славки, я стал ещё более молчаливым, но со Светой как-то по особенному…

Но кажется я начинал с вечерних прогулок…Изучая новый район в таких прогулках, я по началу придумал себе неплохой маршрут, занимающий часа полтора, а то и два. Он проходил через ближайшую автобусную остановку, затем вдоль дороги по отлично вытоптанной дорожке я шёл через обычные пятиэтажные коробки домов, около получаса, пока не появлялся поворот направо. Фон с пятиэтажками сменялся на дома и коттеджи, среди которых было много недостроенных, а еще больше с надписью «Продам». Заканчивался же мой маршрут как раз этой школой, номер 1239, в которую я однажды завернул. Сзади неё, как это обычно и бывает в школах, я увидел спортплощадку, небольшое поле для футбола с воротами, вкопанные наполовину в землю старые раскрашенные автомобильные шины. И я не заметил, как ступил на дорогу «стометровки». На подобных круговых дорожках мы сдавали школьные нормативы. Никогда не любил бегать, но нужные 14.8 секунд, на четверочку, кажется, я пробегал. В тот вечер я прошёл несколько кругов по этой «стометровке», именно прошёл. И понял, чего мне не хватало в своих вечерних прогулках — этой «стометровки», без людей, которые мне попадались в моем прогулочном маршруте. Хороший асфальтированный круг и тишина. 

На следующий вечер я пошёл прямиком в школу. Было уже темно, поле за школой встретило меня как родного, или как минимум старого знакомого, по крайней мере внутри было такое ощущение. Я начал свою прогулку и стал нарезать круги по часовой стрелке. И лишь на круге третьем или четвертом обратил внимание, что слово «Финиш» было написано краской там, где я начинал новый круг, а «Старт» соответственно не очень далеко, но там, где я круг этот заканчивал. Я стал вспоминать, как мы бегали в школе, сдавая нормативы. Вспоминал долго и упорно, всего то прошло десять лет со дня окончания, но вспоминалось как-то с трудом. И тут я будто услышал в голове голос Славки Полуяктова:

— Ты что! В основном все бегуны-правши. Так что правая нога, она толчковая, а если ты будешь бежать по часовой стрелке, то сила от этого толчка будет уводить тебя влево и нарушится баланс. Выходит бегали мы с тобой, друг, против часовой стрелки. Так легче.

Ого, и точно — подумал я. Значит обе надписи были написаны верно, в правильных местах. Но ходить я все же продолжал по часовой стрелке, ведь не бегал же, да и ладно. Ходить оно удобнее по часовой…Незаметно прошли полтора часа на этой «стометровке», уж не знаю сколько кругов я успел сделать, не считал. В ногах чувствовалась приятная усталость, а я уже думал о кружке горячего чая с конфетами, удобном диване и телевизоре. Пора домой. Так я прогуливался около недели, порой через школу, через это заднее поле, проходили люди, наверное, таким образом срезали себе путь, но по большому счету я был один холодными осенними вечерами, что меня вполне устраивало. Но одиночество не может быть вечным. В один из таких вечером, после нескольких кругов, я заметил у ближайшей лавочки девушку. Она делала круговые движения тазом, наклонялась, доставая руками до кончиков ступней, и все это напоминало простую разминку. Будет бегать — подумал я. Прощай, одиночество. Затем она сняла куртку, натянула на голову шапочку и побежала. Зрелище это было довольно завораживающим, девушка как будто сливалась с вечерней темнотой и ветром в одно целое. Никогда бы не подумал, что за бегунами интересно наблюдать. Пока я проходил свой круг, она успела пробегать три. Я шел по часовой, она же против. Находясь на одной «стометровке» мы двигались в разные направления…Когда она проносилась мимо меня, я пытался рассмотреть в темноте её лицо, но мне это практически не удавалось, все происходило слишком быстро. Один раз показалась, что эта Света из одиннадцатого…Стоило мне оказаться снова не одному, а с ней, на одной «стометровке», я тут же чувствовал нелепость того, что ходил по часовой стрелке. «Ведь правая нога, она толчковая» — слышал я голос Славки, «а если будешь ходить по часовой, то сила будет уводить тебя налево». Перестроится в другую сторону, как мне казалось, будет очень тяжело, также как и поменять шаги на бег. Но с каждым её появлением на дорожке, уверенность у меня почему-то росла. Я думал вот-вот, завтра начну свою прогулку справа-налево, сначала так, буду двигаться с ней в одном направлении. А затем и на бег перейти можно будет. Но бегала она не каждый день, и в дни одиночества на дороге, я вновь приходил к мысли, что «по часовой» это правильно, так и нужно. Прогулка и бег на «стометровке» с этой девушкой закончилась спустя два месяца. Однажды она не пришла, на второй и третий день её тоже не было. И я понял, что больше её не увижу. 

— Эй, дружище, — спрашиваю я Славку, — меня, что, унесло налево безвозвратно?

— Вполне возможно, что и нет, — говорит он мне в ответ, — сам я вне её, этой «стометровки», и вижу далеко не всё.

— А эта девушка, она тоже уже вне «стометровки»?

— Нет, она ещё бежит, просто ты отстал и тебе кажется, что ты один на этой дороге.

— Так ведь и правда — один, — говорю я Славке, но он уже больше не отвечает. На меня падает пушистый снег. Я поднимаю ворот куртки повыше и начинаю свою прогулку по «стометровке». Вперёд, навстречу приключениям!

4 комментария

  1. Алмат

    Класс! Высший пилотаж! Вот это я понимаю затянуло!))) Вот это текст! Вот так и надо писать!))

    • Stasevich

      Ого, спасибо, Алмат)

      Да, вроде затянуло…Но посмотрим как оно там, до конца октября то)…

  2. Когда читала твой текст, сразу пришла на память книга Мураками «О чем я говорю, когда говорю о беге». Когда его читаешь, так и хочется разобрать на цитаты… вот эта, мне кажется, очень подходит к сути этого инктобера:
    «В мире вообще не может быть ничего прекраснее фантазий, посещающих головы обезумевших людей».

    Да?))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)