Кафка на пляже. Общие размышления 2ч.

По Млечному Пути
уйти
от опустошения. (с)

Во второй части поста хотел поразмышлять на тему о том, а насколько безвозвратно умирает человек внутри и безвозвратно ли это явление вообще?

Жизнь для меня кончилась в двадцать лет. А то, что было потом, — всего лишь бесконечные воспоминания. Мрачный извилистый коридор, длинный, ведущий в никуда. Но надо было жить дальше. И потянулись дни — пустые, ничем не наполненные. За это время я совершила массу ошибок. Нет… Честно говоря, мне даже кажется, что я вообще почти все делала не так. Замыкалась в себе и жила в одиночестве, как взаперти. Словно на дне глубокого колодца. Проклинала, ненавидела все, что лежало за этой чертой. Потом отпирала дверь наружу, делала вид, что живу. Принимала все как есть, обреталась в этом мире, ничего не чувствуя, не воспринимая. Спала со многими мужчинами. Можно сказать, даже замужем побывала. Но… все это не имело смысла. Пролетело в одно мгновение и следа не осталось. Лишь несколько шрамов от того, на что смотрела свысока, что испортила.

Таким человеком в этой истории, что умерла глубоко внутри однажды, ещё молодой, безусловно мне видится Саэки-сан, в которую был влюблен Кафка. В жизни некоторых похожих людей однажды что-то происходит, что ломает нечто важное внутри, например, как смерть любимого человека или большое разочарование в чем-то или ком-то. Отчего это происходит? Ведь человек всё ещё жив, ходит на двух ногах, видит живых людей вокруг, работает, ест, пьет, занимается сексом, но всё не то. Почему такое явление называют смертью внутри и можно ли что-то исправить всё таки? Раньше, когда то давно, я думал, что смерть, она одна — когда умирает тело и душа (назовем ее пока так) отходит в другое место. Про место тоже пока умолчу, это отдельная тема. Вот и всё. Другой смерти, настоящей у человека по сути нет. Но что такое смерть внутри, когда ходишь как часовая бомба, которая рано или поздно взорвется и человек, словно какой то механизм возьмет да и отключиться? Почему какие либо факторы влияют на эту внутреннюю смерть, неужели потому, что такие люди сами просто решили, что жить больше незачем? Копаясь в себе и других персонажах, я думаю о том, что однажды в жизни человека случается нечто такое, что можно назвать чудом, или очень волшебным явлением, и вот когда такое чудо умирает или у тебя его отнимает судьба, то может включиться такой механизм, тот самый часовой…

Можно вопрос, Саэки-сан?
— Какой?
— Где вы отыскали те два аккорда?
— Два аккорда?
— Из «Кафки на пляже».
Она посмотрела на меня.
— Они тебе нравятся?
Я кивнул.
— В одной старой комнате, очень далеко. Дверь тогда была открыта, — тихо проговорила Саэки-сан. — Очень-очень далеко.

А пока он не включился, всё идёт прекрасно. Тогда и правда открывается некая дверь у человека внутри, в которую можно войти, заглянуть в нечто неведомое. Невольно вспоминается Алиса Кэрролла, кажется она тоже выбирала одну из дверей. И вот, открывая эту дверь, человек не только находит аккорды, которые чудесным образом ложатся на песню, он может найти вообще всё, что только пожелает. Возможно, так рождаются лучшие тексты, пишутся самые прекрасные картины, льется чудесная музыка. А когда эта дверь закрывается по каким то причинам, человек, возможно, думает, что больше такой возможности не будет и это была единственная дверь в сей чудесный и волшебный мир. Хотел написать, что включение механизма отвечающее за внутреннюю смерть, находится где-то в голове, в мозгу, но ведь это далеко не так. Это место гораздо глубже у человека и пока я не знаю его названия…

Я родилась здесь, неподалеку, и очень полюбила одного юношу, который жил в этом Доме. Влюбилась без оглядки, сильнее любить невозможно. И он меня полюбил. Мы жили внутри совершенного, абсолютного круга. Все в нем было законченным. Однако, разумеется, вечно так продолжаться не могло. Мы повзрослели, менялось время. Круг в нескольких местах разорвался — в наш рай вторгалось что-то извне, а то, что было внутри круга, норовило выйти наружу. Обычное дело. Впрочем, тогда такая мысль даже не могла прийти мне в голову, и, чтобы как-то помешать этому вторжению и этой утечке, я и открыла камень от входа. Не могу вспомнить, как мне это удалось, но я решилась — так хотелось не потерять его , не дать внешней силе разрушить наш мир. В то время мне было не понять, чем все обернется. И я дорого поплатилась за это.

Я думаю, что открытая дверь в чудесный мир, когда в твою жизнь приходит нечто волшебное и этот самый камень, о котором так много говорится в этой истории, это, конечно, совсем разные вещи. Если размышлять о камне, то скорее всего, на мой взгляд это как раз таки вход туда, где включается механизм внутренней смерти человека. В книге ведь упоминается снова лимбо (или не снова, может я просто о нем недавно думал), место, где человек зависает между небом и землей. Вот почему Наката так спешил, наверное, закрыть этот камень, этот вход. Кстати тоже персонаж, что был замешан на внутренней смерти, которая отразилась и на внешней жизни как то по особенному. В отличии от Саэки-сан, он в конце попытался что-то изменить, но часовой механизм внутренней смерти все-таки сработал и у него. Пытаясь покапаться в этих мыслях внутренней смерти, я пока не нахожу ответа — можно ли что-то изменить тем, кто умер внутри, но продолжает жить. Можно ли как то остановить этот процесс? Кафка Тамура успел выйти вовремя и камень за ним закрылся. Возможно, что-то в этом есть. 

Ты уходишь на край земли,
А я в жерле вулкана плачу,
И за дверью застыли в тени
Те слова, что уже ничего не значат.

Ты уснешь, и тени луна растворит,
С неба хлынет дождь шелковых рыбок,
А за окном камнями стоит
Караул солдат без слез и улыбок.

А на пляже Кафка сидит на стуле,
Смотрит, как мир качается:
Маятник влево, маятник вправо —
Сердца круг замыкается.
Лишь тень сфинкса с места не движется —
На ее острие сны твои нанижутся.

Девушка в морской глубине —
Голубые одежды струятся и пляшут —
Ищет камень от входа, стремится ко мне
И не сводит глаз с Кафки на пляже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)