Каждый человек имеет свой цвет


Буквально на днях прочитал книгу «Хижина» У.П. Янга, о которой хочется также написать. Заметил, что в последнее время о книге я не могу написать в одном тексте, идет размазывание на несколько постов. Странно. А впрочем, это, наверное, зависит от степени интереса к прочитанной истории.

В «Хижине» я набрёл на такую мысль, что каждый человек имеет свой определенный цвет или даже набор цветов, который мы,  при большом желании можем увидеть или даже ощутить тактильно. Потрогать цвет другого человека… Вот уж что на самом деле интересно то)…В этой истории это даже была не мысль, а утверждение:

— Макензи, сочетание красок и света уникально для каждого человека, не существует двух одинаковых, и ни один рисунок не повторяется дважды. Здесь мы имеем возможность увидеть друг друга в истинном обличье, и часть этого видения означает, что индивидуальные особенности личности и его эмоций воплощаются в красках и свете.

Это в очередной раз меня приводит к тому, что любое явление, которое неподвластно увидеть простым зрением или услышать обычным слухом, на самом деле может быть вполне осязаемо. Скажу больше, это не просто некая возможность «что-то» увидеть, чего раньше не было видно, это, как говорится в книге «истинное обличье». Наверное, какие-нибудь эзотерики или экстрасенсы назвали бы подобное явление аурой или энергетикой, и я по сути не открываю чего-то нового даже для себя, если судить с этой стороны дела. Но, однако, тут все-таки дело в другом…Если предположить, что особенности личности и его эмоций воплощаются в красках и свете, то какое определение можно дать свету? Тусклый, обычный, яркий, менее яркий, очень яркий, а может такой свет, на который и смотреть больно? В красках, если это визуализировать, как то всё более менее понятно. Кстати, насчет визуализации. Любую вещь, получается, можно представить в виде определенной картинки.  Важна (и имеет место быть) не только словесная форма и описание, но и форма, которую можно пощупать, ощутить, попробовать даже на вкус. Как-то ведь Бог творил словом, которое принимало реальные черты…

Предположим, Мак, что ты сидишь с другом в кафе. Ты сосредоточен на своем товарище, и если бы обладал способностью видеть, то заметил бы, что вы оба окутаны облаками красок и света, которые обозначают не только вашу уникальность как личностей, но и уникальность взаимоотношений между вами и эмоций, которые вы испытываете в данный момент.
— Но… — начал Мак лишь для того, чтобы тут же замолкнуть.
— Предположим, — продолжала Сарайю, — что в кафе входит кто-то второй, кого ты любишь, и, хотя ты погружен в разговоре первым другом, ты замечаешь появление этого второго. И если бы ты обладал способностью видеть большую реальность, вот что бы ты увидел: по мере того как ты поддерживаешь разговор, уникальное сочетание красок и света оторвется от тебя и окутает облаком того, кто только что вошел, представляя тебя в иной форме любви и приветствуя этого вошедшего. И еще одно, Макензи: это облако не только видимо, но еще и осязаемо: ты можешь ощущать, вдыхать, даже пробовать на вкус эту уникальность.

В этом тексте есть одно броское слово. Взаимоотношения. Не просто отношения каждого отдельного человека друг к другу, а именно взаимные отношения. Как говорит нам словарь из интернета, взаимоотношения предполагают взаимность, наличие ответного отношения. В таком случае и создается уникальность, которая окутывается облаком красок и света. В жизни, мы можем называть это эмоциями и чувствами разного характера. И как было сказано выше, всё осязаемо, ощущаемо, можно пробовать на вкус. Может быть там, где мы не видим глазами, краски сливаются, смешиваются, создают новые цвета. Свет горит ярче…

Второй момент, пока читал про цвета в «Хижине», вспомнил, что Мураками тоже описывал подобный момент про цвета людей. Не мог только с ходу вспомнить, где именно. Бывают же такие напасти,у меня особенно часто)). А ведь у него про это целая книга, называется «Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий».  Цвета людей в этой книге одно из самых ключевых смыслов, однако, я вспоминал один конкретный диалог, вот он:

– Знаешь ли ты о том, что у каждого человека существует свой цвет?
– Нет, не знаю.
– Ну, тогда слушай. У каждого человека есть определенный цвет, такое сияние вокруг тела. Примерно как подсветка у автомобиля. Так вот, я это сияние видеть могу.
Он подлил себе в чашечку саке и медленно, с явным удовольствием выпил.
– Способность видеть, кто какого цвета? Это что-то врожденное? – с сомнением спросил Хайда.
Мидорикава покачал головой.
– Нет, не врожденное. Скорее, нечто вроде переходящего статуса. Который получают те, кто согласился принять на себя чужую смерть. Так он и переходит от одного человека к другому. Сейчас им наделен я.

Ничего особенного на первый взгляд, просто Мураками подтвердил, что есть такое явление, как наличие цветов, сияния вокруг тела. Возможность видеть это сияние в данном контексте, когда ты живешь на грани смерти, конечно, сугубо индивидуальное мнение автора, но в этом я вижу нечто правдивое. В том плане, что когда человек выходит из круга (скажем пока так) обыденной жизни, перед ним открывается нечто новое, что не было видно до селе. Главное не выйти из круга, не туда, куда нужно. А ещё пока стоит вопрос — такие индивидуальные цвета, краски, они априори уже с рождения или же это момент роста? Тот же Цкуру Тадзаки всегда мучался из-за того, что был «бесцветным» среди «цветных» друзей. Каждая фамилия товарища означала какой-то цвет — белый, синий, красный, черный. И лишь его фамилия не имела цвета. Тадзаки — это всего лишь «скопления утесов». И даже в последующие годы, заводя новые знакомства, у новых товарищей был цвет…Это, конечно, метафора, но какая же она четкая и точная. В конце романа история подразумевает, что у Цкуру есть все шансы обрести цвет, как он этого всегда и хотел.

У.П. Янг смотрит на это похоже:

Это невероятно! — воскликнул Мак. — Тогда почему у детей в основном белый цвет?
— Если подойдешь поближе, увидишь, что в них множество индивидуальных оттенков, сливающихся в белый цвет, который содержит в себе все остальные цвета. По мере того как они взрослеют и растут, становясь теми, кто они на самом деле, цвета, которые они излучают, делаются более различимы и в них проявляются индивидуальные оттенки и тона.

Совершенно уверен в том, что Уильям Пол Янг и Х. Мураками абсолютно разные люди, разные писатели, много чего у них разного, но такое созвучие мыслей в этом вопросе меня не то что удивило, но бросилось в глаза. Видимо, это то, что не проходит через стандартный разум, а идёт другим путём.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)