Корея 2019

-Ю чонгук сарам? — спрашивает меня маленький человек в зимней шапке, натянутой чуть ли не на узкие глаза.
Хм, — быстро думаю про себя, — чонгук это не кореец, наверное думает, что я китаец. — Ноу, — говорю я ему, — айм хангук, фром Казахстан. — А ю, Таиланд?
— Ноу, айм Вьетнам сарам — парень обиженно мотает головой.
Ах ну да, как же я мог так прокидаться. Я же слышал как они говорили между собой. Вьетнамский язык на слух очень своеобразный. И вроде две национальности эти не очень то друг друга любят. Ну да ладно, я же не обиделся на то, что он меня китайцем обозвал. Хотя и я против китайцев особо ничего против не имею. В Казахстане на севере их тут нет. Вообще легко ничего не иметь супротив тех, кого нет рядом в твоей жизни, это я тоже подметил. 

Утро. Это третий день на арбайте, в первые два меня не брали. А тут вдруг называют мое имя и я сажусь в машину еще с двумя русскоговорящими ребятами. Как оказалось впоследствии один из Кыргызстана, а второй из Новосибирска. Оба тут уже полгода, причем на одном заводе. Небольшая бумажная фабрика. Две-три бабины вставляются вручную на металлическую «крутилку» и автоматизированная машина нарезает их стопкой в один размер, складывая всё на поддон. Картина немного напомнила туалетную бумагу на «держалке». Крутилки, держалки…А затем и эти размеры по заказам разрезаются на другие. Мое дело упаковать да складывать на поддоны. Через несколько дней руки начинают чувствовать бумагу в общей стопке и все превращается в автоматическую рутинную работу. Которая по сути меня устраивала. 

Маленький человек в зимней шапке в очередной раз показывает двумя пальцами на свои глаза:
— Нун(глаза).
Да, дружище, я смотрю, я запоминаю. Когда не знаешь языка, только и остается смотреть и схватывать все визуально. В какой последовательности всё идет, когда заменяешь бабины на машине или на сколько связок упаковать тот или иной размер нарезанной бумаги, как заменить обвязочную ленту, когда она закончится. Так или иначе,рано или поздно выучишь все действия, коих оказывается не так много. Позже слышишь, что ты «вери гуд», а на глаза уже не указывают. Но через полторы недели, приходя на арбайт. уверенный в том, что я уже закреплен на этом месте, тебя просто туда не берут. Оказывается им нужен был человек, пока они ждали еще одного вьетнамца, и вот он приехал.

Ну что же, чончони, приятель, говорю я себе. Таких как ты тысячи. Аркадия из Новосибирска и Абды из Кыргызстана оставили работать дальше, а ты со своей рабочей визой жди другой работы. А чего же ты хотел, чонгук из Казахстана, такова селява. Я иду домой, вдыхая свежий утренний воздух Кореи. В этот раз по утрам он действительно свеж и приятен. Вместе со мной идут еще несколько человек, кому не выпал шанс потрудиться на благо корейской экономики.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)