Моряк в седле

На внутренней планерке моего естества висит галочка посмотреть наконец-то «Толкина» в образе которого предстанет Николас Холт, тот самый что сыграл Сэлинджера в 2013. Фильм так то звезд особо не ловит, но на фоне чтения книги, посмотреть было самое то. Думаю, что тоже произойдет и с Толкином, но глянуть все равно нужно. А сегодня дочитав худ.биографию Джека Лондона из под пера Ирвинга Стоуна, я озвучиваю озорную мысль о том, что неплохо бы снять современный биографический фильм о нем, настолько бурная и сложная жизнь у него была. И по сложившимся канонам позвать на роль Джека — Николаса. Подкачать его основательно и в бой, ибо Лондон, конечно, богатырь тот ещё.

«Мартин Иден», прочитанный мной несколько лет назад и оставивший внутри огромное впечатление, подтвердил википедические факты о том, что роман сей носит биографический характер. Очень. Но чем дальше я продвигался в чтении, тем больше убеждался, что дело обстоит так не только с Мартином, а по сути почти со всеми историями Джека. Я всё больше убеждаюсь, что хорошая художественная литература это только часть выдуманного, где бОльшее — абсолютная правда. Так сложилось и с Лондоном. На Аляске он был, когда пошла золотая лихорадка,  пиратничал на собственной шлюпке уже в 15 лет, добывая устриц, познал голод и бродяжничество, отплывал военным корреспондентом во время русско-японской войны и даже побывал в Корее. Построил корабль в попытке кругосветного путешествия, но тропическая болезнь заставила вернуться обратно. Зато именно во время этой попытки был написан «Мартин Иден». Всё что бы он ни делал в своей бунтарной натуре и проявлениях можно найти на страницах его романов и рассказов.

Ступив на путь писательского ремесла, для него подобные шаги в различного рода авантюры стали просто необходимостью. В них он черпал идеи для своих историй, которые оживали под его пером. Несомненно, сама книга «Моряк в седле» названа именно художественной биографией, где надо полагать, немало приукрашиваний, но коли в простой (но хорошей) художественной литературе по моему мнению, правды больше, чем вымысла, предположу, что в биографической худ.литературе этой правды еще больше. Ирвинг Стоун тоже не ловит звезд, да и писать биографии, кажется штука довольно непростая, но мне было удивительно приятно погрузиться в жизнь этого человека в этой книге. Подобные книги очень круто заходят в подростковом возрасте, зажигая своей динамикой и простотой слова. Как оказалось, и сейчас практически мало что изменилось в этом плане для меня.

Джек Лондон, как бы это банально не звучало, это олицетворение той самой звезды, которая ярко вспыхнула на небосклоне и к большому сожалению, рано погасла. Как будто собрав все внутренние силы, весь потенциал для этой вспышки, звезда сгорает. Для меня очень удивительно, к примеру, как Лондон, выбрав темп в 1000-1500 слов в день, написал за 15 лет более 40 книг, из которых много полноценных романов, а сборники рассказов в принципе не уступают в объемах. Как это возможно? Я понял, что идея перерождения из простого моряка в интеллектуального и просвещенного мужчину (Мартин Иден) за короткий срок это не фантазия. Это реально Джек Лондон. Он верил в идею сверхчеловека, прямо как в «Атланте» Айн Рэнд, господства разума и логики над всем остальным.

Подобно тому, как проявилась некая любовь и чувство симпатии к этому человеку через его книги, а также простое фото, портрет, эта любовь и симпатия, наверное, только усилилась после книги Ирвинга. Но вместе с этим пришло некое сожаление и печаль о человеке, который в конце концов на пути своей недолгой жизни всё таки не нашел истинное успокоение и замысел, который смог бы постичь сверхчеловек в его понимании. Угнетенный с самого детства мыслью о своем незаконном рождении, о матери, которая чуток не дружила с головой, познав, что такое тяжелый физический труд с ранних лет, прошедший лишения и голод, Джек к концу своего срока всё пытался не потерять веру в человечество. Несмотря на все предательства, кидания на деньги, обманы, зависть, он пытался остаться собой. Верным своим убеждениям. Даже отрекаясь от своих социалистических взглядов, которые на пике его молодости и вообще всей жизни двигали его вперед, к мечте об изменении мира, он сохранял что-то более важное в себе. Меня это подкупает.

Однако, подобно Горьковскому Данко с жертвой для людей, он отдает себя полностью этой жизни. Как абсолютное выгорание спички.

ps. захотелось взяться за его романы, перечитать Морского Волка, возможно даже и Идена. Ознакомиться с тем многим, чего я вообще еще не читал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)