Пересказ Too the moon. Глава 2-2.

Миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба.
Глава о стимуляции желания

Серый фон всего окружающего наполнил пространство перед глазами Евы. Она снова оказалась в кинотеатре, там, где в первый раз произошло первое свидание Ривер и Джонни. Перед ней стояла уже другая задача, другого характера.
— Желанию Джонни о полете на луну нужна стимуляция, так…-Ева стояла в раздумье. – Ну ладно.
Мгновение спустя афиши моментально поменялись, вместо них на стене появились две одинаковые с многозначительным названием фильма «Луна»
— Что за…Это не тот фильм, который должны были показывать! – Джонни, стоял с Ривер и удивленно смотрел на стену. –Ох, ну и ладно. Ты не против, Ривер?
— Нет. Мне нравится.
— Хорошо, тогда пойдем!
Ривер с Джонни скрылись в темноте зала.
— Надеюсь этого достаточно для стимуляции – неуверенно пробормотала Ева. – Так, а где Нил?
Она прошла следом за парочкой в зал. С большого экрана показа кино донеслось:
— На луунуу, любиимаая!…
— О, Генри…
«Господи…я определенно слишком уставшая и голодная, чтобы создавать фильмы» — пронеслась в голове Евы мысль, глядя на ее кино о луне. – Думаю стоить посмотреть, изменилось ли что-нибудь у Джона.
Оставив кинотеатр за спиной, она переместилась снова на утес, где Джон сидел и смотрел на маяк. Ева подошла поближе и увидела ту же картину, что и раньше.
— Ничего не меняется…Попробую запустить его где-нибудь еще, это просто курам на смех!
Снова вспышка и Ева оказалась в школе, рядом с Ривер, которая сидела на лестнице и читала книгу.
— Может здесь что-нибудь получится…
Так как объектом являлся Джонни, к нему она и пошла. Он стоял с Ником и обсуждал ту же тему.
— Ну что, запустил она в тебя энциклопедией в морду, а ? Запустила?
— Заткнись, чувак…
В этот момент их оборвал подбежавший к ним мальчик. Видимо, одноклассник:
— Пацаны, вы чего тут делаете? Уже начинается, пошли займем нормальные места!
И с этими словами они убежали.
— Стоп! Не помню, чтобы такое было…Что-то изменилось! – И Ева побежала за ними, как оказалось в актовый зал, он же спортзал.
Перед сценой собралась довольно приличная толпа, которая с вниманием взирала на некоего субъекта, стоящего на ней.
— Секундочку…Это не изменение, это…- Ева, кажется, разглядела стоящего на сцене человека.
— Послушайте меня, пожалуйста – человек на сцене сделал жест рукой, призывая к тишине. – Как вы знаете, я официальный представитель нашего славного НАСА. И я здесь, чтобы рассказать вам о нем. Я знаю, что многие из вас задаются вопросом …»Какие у меня шансы совершить что-то настолько же крутое, как путешествие к другим мирам?».  Вдохнуть сладкий воздух Венеры, переплыть  через кольца Сатурна. Или…быть может…прогуляться по обратной стороне Луны? Здесь, В НАСА, мы верим, что имея желание, появится  и возможность!
Человек сошел со сцены и начал подходить к ученикам школы по очереди.
— Может быть ты? – указал он рукой на одного мальчишку. – Или ты? – палец ткнул в другого.
— А может…- Человек сделал резкий скачок и оказался рядом с Джонни. – ТЫ!?
— Но я не хочу на Луну – ответил он.
— Стоп. Почему, почему не хочешь?
— А должен? Мне и на Земле хорошо.
— Ну, что, совсем не хочешь?
— Нет, а что?
— Совсем-совсем?
— Хм…нет.
Нил (а это был он, как вы догадались) подошел вплотную в Джонни и молча вглядывался в его лицо, словно гипнотизируя. В его же лице отражались признаки глубочайшего раздумья и вопросы, на которых он явно не находил ответа. Такая переглядка длилась секунд десять.
— Ну чтож, как официальный представитель НАСА, я вам расскажу некоторые факты о Луне! – «представитель НАСА» лихо отпрыгнул от Джонни, как ни в чем не бывало и вернулся на сцену.
— Начнем с того, что Луне 4.5 миллиарда лет…
Спустя какое- то время:
— А знаете ли вы, что по площади поверхности Луна превосходит Африку? И это правда! На самом деле, если попытаться объехать Луну на велосипеде…
Спустя еще какое- то время…
— Кстати, лучу света требуется 1.5247 секунды, чтобы добраться отсюда до Луны. Если ехать туда на машине, дорога займет 130 дней!
Еще 20 минут спустя:
— Ну и наконец, люди, слетавшие на Луну, становятся богатыми и знаменитыми! А у богатых и знаменитых всегда толпы фанатов! Вот…и все, что я хотел сегодня вам рассказать. Помните – двери НАСА всегда открыты для всех, особенно для брюнетов.
Пять минут спустя зал был уже пуст, оставив одних Еву и Нила.
— Ну, как тебе? – Нил стоял определенно довольный.
— Думаю, в НАСА тебя бы не взяли, это было слишком вульгарно.
— Хм, а я так старался…
— Хочешь посмотреть, сработало или нет?
— Конечно, сейчас вернусь – И Нил исчез.

***

— Вернулся.
— Докладывай.
— Полный швах.
— Один – один…- Ева в раздумье отвернулась.
— Эй, не унывай! Уверен, еще можно что-то предпринять.
— Например?
— Ну…

***
— Мы не в состоянии достроить дом, Изабель,- сказал Джон, беседуя с Изабель. —  Мы едва можем оплатить её лече…
— Но вы можете принять участие в розыгрыше путешествий на Луну! – Возникший перед ними Нил, мягко говоря, ошарашил их. – Если продадите дом, у вас получится!

***

— Диагноз точный? – спросил Джон, сидя в кабинете у врача.
— Да. Вообще-то редко, кто-то…
— А вы знали, что в НАСА дают отличную медицинскую страховку? – тут уже вмешалась Ева, со своей стимуляцией. – Это правда! Для вас и вашей супруги!

***

— В космосе бесплатно катают на пониии!- прокричал Нил, пролетая на лошади, мимо Ривер и Джонни.

***
— Ой, смотрите-ка, свадьба, рада за вас! А вот вам загадка – угадайте, куда вам стоит отправиться на медовый месяц? – потрудилась Ева и здесь

***

— Знаешь, это бесполезно – высказался Нил, находясь в очередном воспоминании, где они уже были.
— Не просто бесполезно, это абсурдно – согласилась с ним Ева. – Мы же гребанные профи! Я не подписывалась на то, чтобы бегать за ним и орать, как полоумная!
— Точно? Слушай…Может это всё от недосыпа. – Если бы я знал, что у нас тут будет всенощное бдение, то взял бы кофе.
— Согласна…Видел бы ты фильм, который я тут сотворила…
— Фильм?
— Именно…В общем…Времени у нас мало, а такими методами мы ничего не добьемся. Давай отдохнем до утра, к счастью, Джонни еще держится…
— Ок…Мне нужно сделать пару звонков.

***

Наконец она вдохнула воздух настоящего времени, прошлые, причем чужие воспоминания взяли паузу на некоторое время. Ева села на скамью, там где обычно сидел Джон, и её взгляд также устремился на маяк.
«Ничего не понимаю…Почему машина не дала никакого эффекта? Запрошенное желание Джонни отправиться на Луну, было успешно передано, и всё равно…Не возникло и следа того, что он захотел полететь на Луну. Если только…Если только в процессе не было изменено вторичное условие для возникновение такого желания…Только в этом случае, одно и тоже желание в разные моменты времени привело бы к разным результатам.  Без сомнения, Ривер играла большую роль во всей его жизни. Если что и могло изменить основное желание Джонни, то она — первый подозреваемый…Но среди тысяч возможностей, что именно было причиной? Ривер…Что же ты сделала?»
С такими мыслями, Ева и не заметила, как провела небольшой остаток ночи, вглядываясь в ночной горизонт, пока её поток мыслей не прервал красивейший рассвет над морем.
— У нас очень мало времени…Может быть Нил, что-нибудь придумал.
Глава 2-2

13 комментариев

  1. — Как же быстро они заканчиваются.., — отложив в сторону «Пионерку», разочарованно и немного обиженно протянула Аля.
    — Зато ты теперь не забываешь проверить почтовый ящик, — лукаво прищурившись, сказал папа.
    — А почему они не могут весь номер от начала и до конца заполнить этим романом?
    — Ну потому что газета предназначена для другого, — терпеливо объяснял ей папа, — там печатают разные важные новости, статьи, а интересные рассказы и повести печатаются как бы в «награду» или на пробу, чтобы читатели могли познакомиться с каким-то новым произведением или автором.
    — Пааап, — казалось, Аля уже потеряла интерес к объяснениям, которые не могли исполнить ее каприз, и она бесцеремонно положила прямо сверху папиного чтения свою газету, а что означают эти маяки, видишь, как тут написано: «Миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба»?
    Папа ненадолго задумался, посмотрел поверх очков в ее наполненные живым интересом глаза, потрепал по непослушной челке и нарочито серьезно сказал:
    — А знаешь… почему бы тебе не написать письмо в газету и не спросить их об этом?
    — Разве так можно делать? — недоверчиво протянула Аля — А вдруг, вдруг они, чтобы подразнить меня, скажут что не знают, а сами знают… Ладно, лучше я подожду следующего номера.
    Папа прикрылся своим журналом, чтобы дочка вдруг не увидела, как он смеется.

    • Stasevich

      Редактор «Пионерки» сидел за столом, на котором была навалена огромная куча писем. Их содержание практически было одинаковым — негодование детей по поводу редких выходов новых глав одного рассказа. Теоретически все можно было выложить если не за один раз, то за три — точно. Причина же столь долгой публикации была банальна — нехватка времени на качественную обработку этой удивительной истории. Ему и так не нравилась редакция рассказа тем человеком, кому он её доверил, всё казалось сырым и несъедобным. Всё же выбор был сделан и оставалось только дожидаться завершения, учитывая, что весь основной штат был занят более серьезными делами. Немного поразмыслив, редактор снял телефонную трубку и неспешно набрал номер. На звонок ответили не сразу, прошло пятнадцать долгих секунд, прежде чем он услышал сонное «Алло»
      — Чем ты там занят? — без приветствия начал разговор редактор.
      — И я рад вас слышать, шеф! Я работаю, чем еще может быть занят творческий человек!
      — Нужно работать быстрее.
      — Только не говорите, что это из-за писем детишек со всего СССР. И вообще — творческих людей торопить нельзя.
      — Людей нельзя, а творческих черепах можно и нужно. В общем слушай — еще две публикации и чтобы рассказ был завершен. И ещё — почему нельзя было сделать так, чтобы читатель пораньше узнал что из себя представляют эти маяки? Или по крайней мере не упоминать их в каждой главе.
      — Я не успеваю все переварить, давайте по порядку,шеф. Итак, две публикации и конец истории, тогда мне нужно два месяца и мы все выложим. Далее, что касается маяков — ну не могу я о них рассказать раньше, это просто невыполнимо, это сломает всю историю — вы же сами прекрасно понимаете! И вообще, вы же редактор, так редактируйте и убирайте всякие упоминания о маяках.
      — Поумничай мне ещё, вся история лежит на тебе. У меня нет на это времени. Короче — у тебя две недели, я знаю, что это реальный срок, чтобы ты не говорил. А после для тебя будет новое задание, так что поторопись. Всё.
      Трубка с грохотом опустилась на аппарат.

      • Сегодня Але приснился удивительный сон. Ей снилось, что она оказалась в незнакомой комнате, точнее, это была кухня, на столе стояла пишущаяя машинка, заправленная бумагой, листки с уже отпечатанным и почерканым карандашом текстом и какие-то непонятные графики в беспорядке лежали рядом, кружка с чаем и одно надкусанное яблоко разнообразили пейзаж. Из соседней комнаты доносился мужской голос — кто-то разговаривает по телефону, догадалась Аля, она побоялась пройти в комнату и вслушивалась в обрывки фраз, доносившихся до нее.
        — Да, конечно, я стараюсь делать все побыстрее… Но вы же сами понимаете, что это совершенно невозможно и это вообще не моя прихоть, это нельзя объяснять сейчас. В конце-концов мы же не справочная служба… Просто я сейчас собирался уходить… Да, да, я понимаю, что желание читателей для нас крайне важно, но… Хорошо, я понял.
        Пока Аля соображала, что же это все может означать, на пороге кухне появился хозяин дома. Это был молодой человек крепкого телосложения с короткой стрижкой, одетый по-спортивному, его жесткие и непослушные волосы немного топорщились, словно были полностью солидарны с хозяином в его неважнецком настроении, он, совершенно не замечая свою гостью, сел на табурет и раздраженно стал жевать яблоко, бурча под нос:
        — Почему я вечно вляпываюсь в такие истории? Черт меня дернул взяться за описание этой истории, хотя, конечно, история хороша… Да еще эти временные рамки, блин, как будто писателю должно быть дело до графика выпуска газеты. Писатель пишет по вдохновению, а я, между прочим, даже не писатель. Эх, ну не зря же говорят, «благими намерениями вымощена дорога в ад».
        — Хотя.., — он метко кинул огрызок в мусорное ведро, — даже немного странно, что история эта оказалась настолько интересной, мне казалось, что с моими невеликими способностями интерес к ней затухнет еще на первых двух главах. Ан нет, и теперь я должен как ненормальный писать ради каких-то там подростков, которым видите-ли нетерпится узнать конец. А у меня, между прочим, дел по горло. Вот же ж !.. — он глотнул давно остывший чай, тяжело вздохнув, поднялся, взял лежащую в коридоре спортивную сумку, и через минуту Аля услышала как хлопнула входная дверь.

        • Папа зашел в спальню к Але и увидел, что по постели в беспорядке разбросаны газетные вырезки, а дочка крепко спит. Он улыбнулся, в этом вся Аля — если уж увлекается чем-то, то оторвать ее от этого невозможно, она будет всех доставать и ужасно расстраиваться, если что-то идет не так, как ей хочется… настырная упрямица. Он нежно поцеловал дочку, собрал все вырезки и вышел из спальни.
          Вернувшись к написанию статьи для научного журнала, он поймал себя на том, что думает совсем не о статье, а… о маяках.
          Во все времена маяки были путеводной звездой для моряков, чья работа заключалась в том, чтобы отдавать себя на милость грозной стихии и все-таки прокладывать через нее путь. А для тех, кто оставался на берегу, маяки служили символом надежды, что даже несмотря на все трудности и бури, их любимые и родные вернутся к ним.
          Он встал, потянулся, разминая застывшие от долгого сидения мышцы и подошел к открытому окну и посмотрел в небо — оттуда на него, мигая, словно помаргивая, смотрели миллиарды ярких звезд, а поверх них на иссиня черном небе сияла полная луна, в какой-то момент она заполнила собой все поле зрения, и ему стало казаться, что он смотрит в полное грусти и света женское лицо…

  2. Stasevich

    Весна летела навстречу, оставляя позади последние признаки зимы – это ещё больше стимулировало на тренировку и действия. Дорога до спортивного зала занимала не более семи минут, сама же тренировка не более часа. Это был обычный подвал в обычном жилом пятиэтажном доме, с громким названием «Витязь». Под звуки какого-то тяжелейшего немецкого рока «толпа» из 15 человек потела в обществе железяк и самодельных тренажеров, сделанных, что говорится на славу. Сначала его раздражала эта музыка, особенно в те моменты, когда он смотрел на одну из стен – на ней красовался некто, с большими когтями и рогами. Казалось, что создаваемая атмосфера никак не способствует на тренировку и это его ужасно отвлекало. Однако, чуть позже удалось настроиться на нужную волну и делать то, что нужно. Его час прошел довольно быстро, уставшие мышцы говорили о том, что пора домой, восстановить силы и…
    И браться за работу – заправленная машинка уже заранее приготовленная, стояла на столе и ждала его возвращения. Ключ быстро провернулся в замочной скважине, сумка небрежно откинута в сторону, в следующий раз он будет сетовать на то, что забыл вытащить оттуда вещи и полотенце, но сейчас он об этом не думает. Быстро раздевшись и приняв душ, он, обернутый в полотенце, по пути включает чайник в сеть и садится за стол. Вся история, которая по его замыслам подходила бы к концу через пару месяцев, была давно в его голове, он её знал и взялся редактировать лишь потому, что она ему понравилась. Но теперь время сузило свои рамки и придется попотеть побольше, чем некоторое время назад в тренажерном зале. За окном кухни уже смеркалось, он по привычке не закрывал занавесок. Вечернюю тишину нарушил треск металлической литеры, отбивающей на бумаге знакомые с детства знаки. Пока вода в чайнике дошла до нужной температуры, один лист был уже готов и он заправлял новый. Через минуту на столе дымился крепки чай в большом стакане, который в очередной раз оставит черный круг на листе с графиком, состоящих из каких-то баров-его очередная прихоть, никем непонятая и непринятая, впрочем как и писательский труд. Лишь письма детей, чтобы он не говорил о спешке, тешили его самолюбие и стимулировали на завершение и дальнейшую работу.
    Он не заметил, как прошёл час, второй. Равномерный стук рычагов с буквами давно стал его собеседником, словно происходил некий диалог, который наполнял его вечера. Он отвлекся лишь тогда, когда за окном полностью стемнело и на небе появились звёзды – молчаливые наблюдатели его незримой работы. Мысли о них стали в его голове появляться чаще, после прочтения нескольких книг и просмотра одного фильма, в котором он увидел, что молодая пара сделала самодельный телескоп, чтобы рассмотреть пролетавшую комету, явление такое бывало лишь раз в тысячу лет, говорили там. Теперь мысль о телескопе не покидала его, о звёздах, которые можно было рассмотреть в такие вечера, что могли рассказать они, что поведать…Он ударил ещё несколько раз по кнопкам машинки, выдернул листок и отложил в сторону. Как всегда, в кружке оставалось ещё немного уже остывшего чая, который он и допил.
    ____________________________________________________________________________

    — Аля, а ты не думала о том, что можно было бы предположить – что же это за «миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба»? – спросил папа за утренним завтраком. – Ну, если ты уж не хочешь писать письмо в редакцию.
    — Я предполагала, предполагала, честно – Аля откусила от бутерброда огроменный кусок, — но ничего не предположилось.
    — Понятно – улыбнулся папа,- ну по крайней мере ты хоть попробовала.
    — Угу – дожевывала Аля бутерброд. – Я же тебе говорила – лучше уж дождаться следующего номера…а потом ещё следующего.

  3. Stasevich

    Да не за что) Ты, наверное, заметила, что в настройках можно поменять набор смайликов, там их достаточно много).

      • Stasevich

        Настройки — kama-wp-smile — и там можно выбрать нужные смайлики, просто на них тыкнув, выбранные в обозначены в еле заметных рамках)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)