Пересказ Too the moon. Конец.

Глава 3-3
«когда-нибудь, я подружусь с одним из них…»

 — Я знал, что ты здесь (видимо, это относилось к Еве) – сказал Нил, появившись в школе, где они были совсем недавно. Все также Джонни с Ником обедали за столом, насколько он помнит, обсуждая Ривер, а она в свою очередь сидела в одиночестве со своим утконосом. Он бросился на поиски Евы, проходя мимо мальчиков, злобно бросив:
— Все ради тебя, искусственно созданный засранец…
Выйдя из столовой и пройдя по коридору, он наконец, заметил Еву.
— Обернись – крикнул он ей.
— Нил?
— Я знаю, что ты задумала!
— Я знаю, что ты знаешь.
— Да? А я знаю, что ты знаешь, что я зн…
-Слушай, контракт предписывает отправить его на Луну – оборвала его Ева, — и единственный способ достичь этого – замотивировать Джонни!
— Но если это означает удалить Ривер, то в чем тогда смысл? Причина по которой он захотел на Луну, именно в том, что она умерла!
— Знаю, но мы связаны контрактом, где черным по белому сказано…
— ##!#* контракт! – выкрикнул Нил. – Я не подписывался, чтобы сделать его несчастным, Ева! Не знаю, как ты, но я работаю, чтобы помогать гребаным старперам умереть счастливыми!
— Я тоже, и я люблю свою работу , — не отрицала Ева, — но если мы напрямую нарушим наши обязательства, нас засудят.
— Мы подадим апелляцию – пытался стоять на своем Нил, — мы то знаем,  что Джонни будет счастливее, если не полетит на Луну!
— Джонни будет счастливее в куче альтернативных жизненных путей, Нил! Мы здесь не для того, чтобы играть в Бога! Наша  работа – дать ему то, что он хочет…
— Но так получилось, что мы знаем, чего он хочет, лучше, чем он сам!
— Слушай, я рискну убрать Ривер, лишь потому, что верю в неё…
— Что значит «рискну»? Ты же удаляешь её!
— И кроме того, я это возмещу – добавила Ева.
— Как возместишь?
Свет фоном стал мигать красным оттенком, это говорило о нестабильном состоянии Джонни.
— Время на исходе – сказала Ева, — просто доверься мне…
— И это говорит человек, столкнувший меня с маяка?!
Потом было поздно что либо говорить или препираться, Ева исчезла. Свет начал мигать, а потом и вовсе погас, Нил остался на какое-то мгновение в полной темноте.
— Ева, превышений своих полномочий не означает, что я полностью утратил контроль! – кричал он ей. Нил что-то начал калибровать на своих часах и тут вокруг него загорелся кусочек света, словно кто-то светил фонариком. Только он собрался пойти вперед по коридору, как из пола вдруг выросла стена, в которую он чуть не въехал головой.
— Ловушки?! Ева, ты совсем спятила!
— Просто пытаюсь выиграть время! – послышался её голос непонятно откуда.
— Ой-ё, ну спасибо, что сказала…
Он замедлил шаг, так как стены нет-нет, да появлялись в самых неожиданных местах. Обходить их уже было нетрудно, Нил начал предугадывать и движение, и как только он об этом подумал, в него неожиданно прилетел старый монитор от компьютера. Он еле успел уклониться.
— Зачем такое дорогое оборудование в меня швыряешь, а?!
— Говорю тебе, остановись и жди пока я закончу!
— Иди ты нафиг! – последовал ответ и дальнейшее продвижение по злосчастному коридору. – Слушай, Ева, не заставляй меня выходить и выключать тебя! Похоже он терял терпение.
— Ты рискнешь оставить его память в таком состоянии? Пожалуйста, не мешай мне, это не займет много времени!
Конечно же, Нил её не стал слушаться, но и коридор начал казаться ему бесконечным. Пройдя ещё немного, он вдруг остановился, что-то почувствовав. Нет, на этот раз не стены из пола его остановили, прямо перед глазами появилась Ева, а рядом с ней ещё одна…Ева. Обернувшись назад он увидел еще двоих точно таких же.
— Ты издеваешься надо мной?! Ева, по-твоему это смешно?
В ответ Евы двинулись прямо на него словно зомби из кинофильма. В отчаянии Нил, схватился за горшок с цветком и бросил в одну из них. Она исчезла, будто облачко дыма, вот только горшков больше не было и Нил бросился бежать со всех ног. Стены, Евы, коридор, который повторял свои контуры, снова стены. И тут Нил понял, что бегает по кругу, как Алиса из сказки Кэррола. Он резко остановился и увидел тот же самый горшок, который пульнул минуту назад. Поковырявшись пару секунд в настройках часов и изменив что- то в навигации, он схватил этот горшок и запустил его в стену. В ней образовалась черная дыра, в которую он и проскочил. Я не знаю, что тут именно произошло, видимо, это какие-то научные заморочки, что нельзя просто описать простым языком. Думаю ваша фантазия додумает детали.
За этой дырой оказался такой же школьный коридор. Но, слава Богу, он оторвался от преследователей, да и растущих стен больше не было видно. В конце коридора кто-то стоял.
— Ева…?
Подойдя поближе, он увидел,  что это была не Ева, а маленький Джонни, который увидев его, резко забежал в какой-то класс. Нил последовал за ним и увидел какую то нелепую картину – кровать из дома Джонни, на которой лежит больная Ривер, неподалеку другая Ривер – она делает бумажных кроликов. Слышались обрывки фраз, разговоров, диалогов, практически из всех воспоминаний, по которым она прошлись с Евой.
— Теперь вся модель заключила…-Нил пребывал в шоке.
Он вышел из этого класса и зашел в другой. Там нарисовалась та же картина, как будто кто-то повытаскивал обрывки памяти Джонни и беспорядочно раскладывал их по комнатам. Вот в углу сидят Ривер и Джонни, упершись в маяк, это было после свадьбы, а там они же сидят на креслах в кино. Нил выбежал из класса и чуть не упал на колени – навстречу летели две лошади, осколок памяти из иппотерапии. Куда бы не зашел Нил, везде были эти обрывки, они как вырванные страницы одной книги выглядели ненормальными и непонятными бессвязными кусками. И здесь школьный коридор не собирался заканчиваться. Внезапно перед ним появился стол, на котором стоял телефонный аппарат. Ну и конечно, он зазвонил.
— Да? – поднял трубку Нил.
— Здравствуй, Нил.
— Морфеус?
— Ты что, дебил? Это я, Ева.
— Да ну, правда что ли?! – съязвил он. – Как-будто здесь ещё кто-то есть! – Слушай, чтобы ты там не задумала, остановись! Мы можем не знать, что хочет Джонни, но мы точно знаем, чего он не хочет! А не хочет он именно того, что ты сейчас делаешь!
— Уже сделала, Нил…
С этими словами стол исчез у него на глазах.
— Почему бы тебе не выйти?
В ответ вместо стола образовался вход в стене, двери распахнулись и Нил не стал ждать второго приглашения.

                                                                    ***

Ева стояла посреди коридора и смотрела на Джонни и Ривер. Был тот момент, когда он приглашал её пойти в кино. Нил встал рядом с Евой. Тут словно невидимый киномеханик стал отматывать пленку назад. Через секунду не было ни Ривер, ни Джонни.
— Что ты с ней сделала? – спросил Нил,
— Расслабься, она просто куда-то ушла.
Нил подбежал к лестнице, где только что сидела Ривер и стал оглядываться, как будто не верил своим глазам.
— Знаешь, отрезать меня от управления, чтобы накормить меня оливками-это одно…
Но это – совсем другое…
— Прости, но если ты тупо продолжишь сбрасывать память, то это ни к чему не приведет – ответила Ева. – Так что это единственный выход, прошу тебя, доверься мне. И пожалуйста – успокойся и подожди.
— Тогда давай уже заканчивай – промолвил Нил.
Ева подошла к окну, в котором образовалась точно такая же дверь, через которую вошел Нил.
— Ты куда? – спросил он.
— Мне нужно еще кое-что доделать.
— Позёрство. Не обязательно визуализировать дверь.
— Ты чего такой сентиментальный то стал, Нил? Почему ты так печешься за…это?
Нил грустно смотрел на неё.
Забудь…у нас нет времени – Ева исчезла за дверью.

Джонни подошёл к лестнице, где сидела Ривер и задумчиво посмотрел туда. Так бывает, когда не можешь вспомнить о чем то. Ты что-то хотел сказать или сделать, а вот вспомнить что-не можешь. Если бы на него сейчас смотрела Ривер, то он обязательно бы вспомнил, но её тут не было. Лишь книга о маяках одиноко осталась лежать на первой ступеньке.
— Без обид, пацан – вздохнул Нил, — процесс уже пошел…

                                                                ***
-Пошли, а то все столы займут!- прокричал мальчик, пробегая по лестнице.
— Да блин, какая разница, они же все одинаковые! – воскликнул Ник.
— Нет, Джоуи прав – появился третий мальчик – те, что ближе к кухне пахнут лучше!
— Точно! И оливки всего в двух шагах.
Мальчики убежали, а по лестнице спускалась Ева.
— Не оправдывайся тем, что спасла его – сказал Нил, не глядя на Еву.
— Он всегда сможет найти другую «Ривер», Нил – ответила она, — но брат у него всего один. – Давай, надо двигаться.
Они исчезли из школы.

                                                              ***
Старое черно-белое кино… вам не кажется, что и в жизни часто так? Вот подростком я кажется приглашал девочку в кинотеатр, а сейчас, спустя годы, понимаешь – да нет же, видимо, только хотел пригласить, но на самом деле не было такого. В кино мы всегда ходили с Николосом и Джоуи. А лошади, как же они? Неужели я не чувствовал седла под собой и свежий ветер, летящий навстречу? Рядом скакала рыжая девушка…Нет, снова показалось, помнится с братом мы проезжали мимо ипподрома, лошади так живо врезались в память…Кадры продолжают мелькать перед мной, помню как в школе учитель спрашивал нас – кем мы будем когда вырастим? Кто-то станет пожарным, кто-то писателем, а кто-то музыкантом. А я тогда точно знал, что буду астронавтом. Все мысли были заполнены этим. Пока мой брат донимал соседей в детстве, я сидел за книгами об астронавтике. Машина продолжает движение по шоссе, лошади остались позади, а затем я помню огромное количество автомобилей, а недалеко веселились люди, невеста с женихом среди них…Свадьба – подумал я тогда, вот здорово…Мой брат свернул направо и из-за поворота, как будто вырос маяк. Такой большой, красивый…А что же с моей мечтой? Я постоянно отправлял запросы в НАСА, каждый раз, когда опускал конверт в ящик, я думал только об ответе…которого не было. Я сижу рядом с Джоуи, маяк остался позади, а по правой стороне возник парк. Мама всегда рассказывала мне, что он работает только в праздник, один раз в год. Странный парк – думал я в детстве, всегда хотел туда попасть, но так и не попал. Сейчас, пока я еду с братом, мысли совсем о другом. Помню, когда Джоуи сидел за столом в библиотеке и подписывал свою авторскую книгу всем фанатам, коих выстроилась большая очередь, мне поступил звонок. Это был самый важный звонок в моей жизни.
 – Поздравляю, брат! – сказал тогда Джоуи, — теперь и твоя мечта осуществилась.
Он остановил машину у дверей НАСА и мы попрощались.

                                                              ***

— Так у него получилось? Ха! – ухмыльнулся Нил
— Удивлен? А как же « У нас всегда всё получается, потому что мы молодцы?»
Они с Евой стояли посреди офиса самого что ни на есть НАСА.
— Не могу сказать, что все получилось…
— Ох, не ной, мы же в НАСА! – Ева потрепала его плечу. – Времени у нас немного, давай осмотрим все хоть тут!
В это самое время Джонни миновал коридор и ожидал приглашения.
— Подождите, пожалуйста, немного, сейчас к вам придут и все тут покажут – послышался голос из другой комнаты.
Джонни, как и ему сказали остался ждать, рядом лежал его залатанный рюкзак, тот самый. На столике администратора лежала какая то книга. Ева подошла поближе и прочитала название «На Луну» История неудачника, который хотел стать астронавтом. Автор-Джоуи Уайлс.
— Поверить не могу, что кто-то купил эту фигню – сказал Нил,
— Это же не реальный мир – возразила Ева. Она подошла поближе к Джонни и нарочито громко сказала:
— Гребаный стыд, все из-за какой то девчонки! Думала ты это скажешь, Нил – она хитро на него посмотрела.
— Гребаный стыд, все из-за какой то девчонки – без энтузиазма повторил Нил.
— Ну вот, с возвращением!
 — Да, да…
Наконец за Джонни пришёл какой-то человек и повел к лифту,конечно, Ева с Нилом успели шмыгнуть за ними. На втором этаже они вышли и увидели длинный в коридор, в конце которого распахнулись двери в огромное помещение. За многочисленными мониторами сидели люди. А на одной из стен располагался большой экран.
— Это центр управления полетами – сказал человек, — сегодня здесь пустовато, но надеюсь, чуть позже, я смогу показать его вам во всей красе!
— Блин, я думал, что сейчас на экране Зордон появится! – пошутил Нил.
— Это не здесь –сказала Ева.
Немного рассмотрев комнату, Джонни повели на третий этаж, снова лифт, в котором Нил не смог не сказать, что он какой то ненормально маленький.
— А это центрифуга – человек продолжал знакомить Джонни с оборудованием и всевозможными местами. – Если повезет, однажды возненавидите её.
— А я знаю, это крутящаяся ерунда – вставил Нил.
— И не здесь – вновь ответила Ева.
— Ты сейчас о чем вообще?
— Пошли, у нас мало времени…
Они вновь направились к лифту, их ждал последний четвертый этаж.
— Надеюсь в настоящем НАСА лифты побольше – снова вырвалось у Нила.
Лифт открылся и они снова увидели коридор, пройдя по которому вошли в небольшую комнату. Всю стену занимало большое окно, через которое был виден кусочек шаттла.
— Шаттл сейчас проходит серьезный ремонт, посмотреть на него можно сейчас пока лишь отсюда – продолжал объяснять человек Джонни.
— Ух, это нехорошо – вырвалось у Евы – должно быть мы что-то упустили.
— Тебе надо бы прокачать навык общения – заметил Нил.
Пока Джонни выслушивал техническую сторону ремонтируемого шаттла, они подошли поближе к окну. Всю панораму занимал именно он – шаттл, больше ничего видно не было. Он, как великан, встал перед окном.
— Ничего себе…
— Да…
— Знаешь, что самое классное? – спросил Нил
— А?
— Самый верх и самый них шаттла.
— Вынуждена согласиться…
— Эх, как жаль, что не всякий способен увидеть эту особенную красоту.
— Точно, особенно верхушку носового обтекателя. Когда его отремонтируют, он, наверное, уже будет выглядеть по другому.
— Да уж, спешите видеть…
И тут они пробыли недолго, снова лифт, на этот раз спустились туда, откуда начали – на первый этаж. Все вместе они прошли в еще какую то комнату, которая по своему внешнему виду напоминала предыдущую, вот только вид из окна был совершенно другой. Как сказал «гид», это была комната отдыха. Он познакомил его с единственным человеком, сидящим тут. Дэвид – руководитель экспедиции.
— Интересно, — рассуждал Нил, — а НАСА и правда так выглядит?
— Наверное, нет, тут же все собрано из представлений Джонни – ответила Ева.
— А, да, база данных фактов, запятнанная личными домыслами.
Нил подошёл к окну, оттуда доносилась очень живая трель.
— Все таки странно – сказал он, — слышать птиц, но не видеть их.
Ева казалось не расслышала его, она прошла по комнате и с какой то тревогой в глазах огляделась, как будто кого то искала ещё.
— Прости, Нил…Я и правда думала, что все получится…
— Что? – Нил не понимал, что она имеет в виду. – По крайней мере он в НАСА, так ведь? Ведь он пойдет до конца?
— Даже если так, у него уйдут годы на тренировку для подготовки к полету– ответила Ева.
 — Ясно…Давай найдем быстрее последнее звено, не хочу пропустить концовку.
Как только он  это сказал, комната замигала серым цветом. В голове Джонни что-то  происходило…
— Что происходит? – встревожился Нил, — мы выпали из времени?
— Я… не знаю.
В этот момент дверь открылась и в комнату вошла девушка.
— А вот и еще один кандидат – сказал «гид». – Ривер, да? Добро пожаловать на борт!
— Здравствуйте, я Джон – представился Джонни.
Последнее звено было найдено.
— Фууух – вздохнула Ева. – Я уж подумала. Что она не появится!
— Какого черта, Ева?! Ты же удалила её?
— Нет, я же говорила тебе – просто переместила. Как она прожила свою жизнь до этого…это её дело…А этот новый мир основан на открытых данных и собственных мыслях Джонни. А так как данные о личности Ривер отсутствуют в общем домене…
— Это все от Джонни… — дополнил Нил. – Но даже так, это все увеличило количество нестыковок. Как ты могла быть уверена , что все получится?
— Я и не была.
— Все могло плохо кончится, понимаешь…
— Ты никогда не умел рисковать, Нил. Скажет так, в этот раз я выиграла, — она подошла к нему поближе, — у нас же осталась пара лишних шлемов, да? Думаю Джонни понравится компания.

***
И снова черно-белые кадры. День сменял другой, все они были похожи друг на друга – каждодневные тренировки, записи, снова тренировки. А еще эта ненавистная центрифуга.
Её Джонни не забудет никогда. Но чего он еще никогда не забудет, так это время, проведенное с Ривер. Он помнит не только физические упражнения и подготовку, а еще зал с пианино. Там он написал мелодию « На Луну», в сердце своем, посвятив её Ривер. Там они провели много часов вдвоем. И именно там в один прекрасный день нашел их инструктор.
— А, вот вы где! Вам нужно отдохнуть, завтра знаменательный день!

                                   Эпилог (если есть пролог, то и эпилог тоже должен быть)
На Луну
Они появились на мосту, оттуда открывался прекрасный вид. Ева, Нил, Лили, доктор (именно для них были два лишних шлема).
— Ты верил, что у них получится? – спросила Изабель, глядя на Ника. (ну как же без них)
— Ха! А ты?
— Нет. Зная её, я не думала, что у неё получится. Но…похоже я ошибалась.
— Ну это и к лучшему, не так ли?
— Да, я счастлива за них.
В толпе слышался гордый голос Джоуи, который говорил, что это его брат в шаттле, и обещающий написать об этом книгу, правда не с таким счастливым концом. Были слышны восторженные крики детей, которые в этот момент пообещали стать астронавтами. Лили подошла к Нилу.
— Доктор Уоттс, спасибо, что пустили нас сюда.
— Да не за что, Ева на этом настояла.
— Вы поняли почему он хотел на Луну?
— Конечно.
— И? Что же там было?
— Скажет так, было много чего, но все устаканилось – вывернулся Нил.
— Я так рада, что увижу его полет, спасибо!
— Знаете, этой ночью было пара моментов – вставил доктор,- когда я думал, что мы его потеряем.
Думаю он сознательно держался, чтобы дождаться вашего результата.
— Что же, терпение у него ангельское – заметил Нил.
— Надеюсь, оно того стоило – ответил доктор. – Проходите, ваш коллега уже ждет.
А коллега забралась на помост, он был изрядно повыше, и с блеском в глазах смотрела на горизонт, где величественно стоял шаттл, до отлета которого оставалось совсем немного. Нил подошел ближе, глядя на нее снизу вверх.
— Я подумала, что отсюда будет отличный вид – сказала она.
— Хорошо, что хоть движение перекрыла.
— Конечно, все как по настоящему. Ну что, поехали? – Ева встала. – Вся наша работа…Готов к пуску?
Поднимайся сюда.
— Зачем? Опять меня с парапета столкнешь?
— Возможно. Но вид того стоит…Давай – Ева протянула ему руку.
В центре управления полета все на своих местах. Закончены последние приготовления к пуску. В шаттле сидят пять человек – пилот, его помощник, техник, и двое исследователей – Ривер и Джонни. Идёт обратный отсчет и…горизонт вспыхивает ярким пламенем, корабль плавно поднимается в небо. На мосту образовалась полнейшая тишина, все затаили дыхание, впрочем как и внутри корабля. Через какое то время сквозь иллюминатор видна лишь темнота, а где-то внизу остался дом и одиноко глядящая на них Аня. Ривер протягивает Джонни руку и так, рука в руке они наконец то дожидаются того момента, когда темнота сменяется большой желтой Луной…В памяти Джонни всплывают счастливые моменты свадьбы – его и Ривер, где они всю ночь протанцевали в маяке, всплывает стройка дома – тогда они с Джоуи и Николосом на славу потрудились…И Ривер…Каждый вечер они смотрели на Аню вместе, и состарились они тоже вместе…
В это время в комнате датчик сердцебиения издает протяжный непрекращающийся звук, сплошная ровная линия прошла по всему экрану.
Вдвоем

 

 ps. Тут по сути и истории конец, редактору можно пойти в отпуск или как минимум взять отгул до следующего года =)…

7 комментариев

  1. Мерный стук клавиш печатной машинки, звучащий в ночи или посреди жаркого полдня, приносит какое-то чувство умиротворения. Он подобен каплям дождя, что барабанят о подоконник. Говорят, можно бесконечно смотреть, на движение воды и на человека, занятого делом. Вот сейчас мы оказались вольными или невольными свидетелями того, как рождаются истории… рождаются и рассказываются.

    Человек, рассказывающий истории на бумаге, находится в двух реальностях одновременно: с одной стороны сосредоточен на словах, в которые облекает мысль, а с другой — он постоянно смотрит внутрь себя, туда, где эта история уже существует от начала и до конца. Конечно, не всегда ты бываешь доволен результатом, не всегда получается точно выразить то, что видел там, внутри. От этого, когда пишешь, всегда находишься как бы в напряжении — оно проявляется в положении плеч, посадке головы, в том как ты немного подаешься вперед, словно желая перенести отпечаток своей души на лист бумаги.

    Но вот стук клавиш постепенно замедляется и последний звук замирает, растворяясь во внезапно наступившей тишине. Нет, ты не перечитываешь и не правишь текст, перечитывая его много раз, оттачивая каждое слово, доводя до совершенства, а просто радуешься тому, что задуманное хорошо или плохо (пусть другие решают), но сделано. Ты прошел этот путь от начала и до конца.

    Это ни с чем не сравнимое удовольствие — чувство удовлетворения от того, что дело, за которое ты взялся, доведено до конца. Нет, оно не похоже на восторг, бурю эмоций, но ты просто знаешь, что прошел свою дистанцию, какой бы малой она ни казалась. Человек так устроен — ему просто необходимо проходить каждый этап своего пути от начала и до конца; мы учимся этому всю жизнь.

    А что же наш молодой человек, взявшийся за написание понравившейся истории? Он упаковал последние листки рассказа в большой конверт, выкинул черновики, убрал в папку чистую бумагу, зачехлил печатную машинку; проделав эти нехитрые действия, он огляделся — теперь его кухня уже ничем не отличалась от миллиона остальных нормальных кухонь. Кинув в спортивную сумку конверт с окончанием рассказа, чтобы занести после тренировки в редакцию, он вышел за дверь, шагнув в почти наступившее лето, и чувствовал себя свободным.

    * * *

    Аля зашла в кабинет отца и, не обращая внимание на то, что он был занят работой, плюхнулась в кресло и сказала:
    — Пап, я дочитала историю.
    Папа, не поднимая глаз от своих бумаг, вопросительно вскинул бровь.
    — Я хочу написать письмо автору, ты поможешь отправить письмо в редакцию?
    — Ммм, — папа несколько удивленно посмотрел поверх очков на дочку, — конечно, помогу. А что ты хочешь написать в письме?
    — Потом увидишь, я тебе дам прочитать.

    * * *

    Через несколько дней его вызвали в редакцию и передали стопку писем, адресованных ему. Немного ошарашенный (ведь он непривык получать письма от совершенно незнакомых детей), распечатал конверт, лежавший сверху:

    Здравствуйте!
    Меня зовут Аля, мне 13 лет. Я хотела бы сказать Вам большое спасибо за такую замечательную повесть, мне она очень понравилась — понравилась история Джонни и Ривер, про маяки и Аню, и особенно про докторов Нила и Еву (они такие смешные и забавно ссорятся, но по-моему они сами не знают, насколько хорошие и близкие они друг для друга люди)…
    А еще мне почему-то очень захотелось сказать вам, что я тоже хочу научиться рассказывать людям хорошие, интересные и красивые истории. Вы для меня пример.

    Спасибо еще раз!

    ниже был пост скриптум, написанный другой, более твердой и взрослой рукой.
    Доброго дня! Я также присоединяюсь к благодарности своей дочери, ваша история на самом деле очень заинтересовала и заняла не только ее, но и меня.
    С уважением, Юрий Ольшанский.

    • Stasevich

      Это хорошо, что история тебе понравилась, и ты права — я, конечно, не смог донести все то, что чувствовал, когда играл сам в too the moon, ну просто не смог…Передать готовые диалоги, что-то незначительно в них изменив, это легко, просто нужно время, а вот передать чувства, которые бурлят внутри каждого персонажа, я так и не смог (кто бы сомневался). Нужные слова прятались, словно вены на руке, перед врачом, что держит шприц. Но так или иначе, я рад, что ты ее прочитала до конца и тоже узнала эту историю, ведь ты не любитель игр)…
      А лето у нас и правда пришло — шорты, загар, кондиционер, все в комплекте…
      И я стесняюсь спросить — Юрий Ольшанский — это кто?))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)