Ремарк. Триумфальная арка.

9LoyhptMu8Y

В картах всё зависит от случая. Они недостаточно отвлекают. А шахматы — это мир в себе. Покуда играешь, он вытесняет другой мир — Профессор поднял воспаленные глаза. — А внешний мир не так уж совершенен.

Знакомство с Ремарком началось, и началось вот с этой книги. В посте о Стругацких я как-то упомянул об арке и могло показаться, что это знакомство прошло исключительно плохо. Но это не так. В последнее время, я сравниваю чтение книг с шахматами, и вот почему. В шахматах игра делиться на начало (дебют), середину (миттельшпиль) и собственно, на конец (эндшпиль), который играть на практике тяжелее всего. Также и в книгах — начинаешь читать и дебют тебя вполне устраивает, это я об арке. Я разыгрываю партию дальше, какие-то фигуры уже съедены, как правило это пешки и вот я приближаюсь к середине, где происходит самая жаркая борьба между белыми и черными. Так вот, когда я приблизился к середине этой книги, я начал нервничать, из-за чего, уже писал ранее, но придется повториться. Все внутренние переживания Равика (это главный персонаж) по поводу его пассии Жоаны просто выносили мои мозги из головы и как будто пенопластом по стеклу скрежетали всякий раз, когда он начинал снова и снова переживать. Не знаю, сейчас по трезвому мне кажется, что быть может, вся эта мелодрама попала не под то настроение, как знать. Ведь вспоминая того же Вишневского с его культовым «Одиночеством в сети», мне все нравилось, меня все устраивало. Интересно, если перечитать его сейчас, как он мне покажется? А может привкус всех книг фантастического жанра что-то изменил во мне? В общем, середина книги измазана всей этой драмой. Он знает всё наперед, ещё бы ему не знать в сорокет, а она в свои, примерно двадцать пять, любит и его и еще одного, но без него не может. Меня всегда такой сценарий выбешивал в историях и в жизни. Равику все это тоже не нравилось, но как откажешься провести еще одну ночь с молодой женщиной, при этом всякий раз говоря, что это последняя ночь.

Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? А что может быть больше этого?

Что-то может и может быть больше, даже не знаю…Это о плохом. Хорошее то, что эта книга не о любви и не о любовных передрягах. Скорее всего это книга вообще не о любви. Банально, но скажу — это книга о жизни, об одиночестве, которое постоянно запивалось спиртным. Они лакали этот кальвадос, словно воду или чай. Постоянно в голову приходила цитата — «Хорошо, что чай на свете есть, — сказал я. — Давно бы уже пьяный под столом валялся…». Понятное дело, человек, сказавший такое,не стоял на пороге Второй Мировой Войны, не был гоним своими и нелюбим чужими, и не бывал в застенках Гестапо. Вот так и по сей день заливаем своё прошлое 40 градусными напитками, а чуть протрезвев пытаемся жить в настоящем. Мне было интересно читать о персонаже, как об эмигранте, о немце который не принимал новые порядки и бежал от фашистов в предверии большой войны. Было интересно читать про Францию тех годов. Вот ты приходишь в кафе, заказываешь кальвадос, а может арманьяк, пахнет свежим кофе и булочками…Многие не верят, что война все таки начнется, а те кто подальновиднее, собирают вещи в штаты. Ночные бульвары, мост, с которого пыталась спрыгнуть Жоан, дождь и сладкий, как грех…какая-то безысходность.

«В далеком прошлом у людей родились мысли, которые сегодня презираются и высмеиваются, но мысли эти возникли и останутся навсегда, и это уже само по себе было утешением.»

Вот именно — кем-то сегодня, окромя меня, может быть осмеяна какая-либо часть книги этого замечательного писателя, как сегодня мной, но несмотря на это, мысли его продолжают жить. Ведь по правде говоря, это не насмешка с моей стороны, а скорее моя кислая реакция на вещи, которые, возможно, никогда не происходили внутри меня самого…Так что миттельшпиль книги приводил меня то в восторг, то в чтение через строку.

И самое главное эндшпиль — он именно такой, какой должен быть. Логичный хоть и до боли грустный, и пронизывающий до глубины души. Наверное, так всегда получается, когда пишешь историю и далеко не нужно ходить за музой, потому что история в тебе, её нужно лишь выплеснуть на бумагу.

— Только мечта помогает нам примириться с действительностью.

3 комментария

  1. Очень классный отзыв, особенно, ассоциация чтения с шахматами. Потому что то же самое я переживаю сейчас с «Сон №9» Митчелла, ну и надо ли говорить, что пока я безнадежно проигрываю партию, но играть все равно интересно. (Как ты писал в прошлом посте о Стругацких «людям свойственно ошиваться рядом с профессионалами).

    У меня тоже при чтении «Триумфальной арки» возникло стойкое ощущение, что она не совсем о любви.

    А вот про фразу: «Хорошо, что чай на свете есть, — сказал я. — Давно бы уже пьяный под столом валялся…», позволю себе не согласиться. Сами Стругацкие хлебнули военного быта и ужаса, гонений и т.п. «прелестей». Но ты прав — Ремарк и Стругацкие просто слеплены из разного теста… Ремарк — сплошной оголенный нерв, а Стругацкие… может быть, мозг, который, между прочим, не чувствителен к боли)). (ну это так, спонтанные ассоциации).

    Жаль, конечно, что ты не склонен к перечитыванию книг. Я бы очень хотела узнать, как бы ты сегодня воспринял «Одиночество в сети». Хотя вот, знаешь, очень странно, но СанСанне (в высшей степени деятельной, конкретной и активной женщине) очень нравится «Одиночество в сети». Может, и сейчас он пришелся бы тебе по вкусу.

    Меня вот, скажем, не напрягло метание Жоан и Равика, даже больше, меня забавляло, как точно Ремарк подметил истинно женские «закидоны». Да, он сделал их более выпуклыми, но очень во многом женщины именно такие. И, что и говорить, большинство мужчин вопреки здравому смыслу выбирает именно такой типаж. Говорят же: «Есть женщины, которых любят, а есть на которых женятся». На мой взгляд, Жоан Маду — яркий представитель «женщины, которых любят».
    А вот Вишневский категорически не понравился, хоть тоже описал, как в жизни бывает.

    • Stasevich

      Ну как бы тут я не соглашусь, что Стругацкие — мозг, нечувствительный к боли, даже на уровне ассоциаций.А насчет чая, я имел ввиду не сколько авторов, а персонажей)…

      По поводу женских закидонов, да жизненно, но видимо, они настолько меня раздражают, что я даже в книгах их плохо переношу))

      Одиночество в сети вполне возможно перечитаю, когда-нибудь)

      • «когда-нибудь»)) очень туманная перспектива…
        ну ладно, мне ли подвигать тебя к перечитыванию, когда у меня самой ни за что рука не поднимется перечитать эту книгу)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)