Старый дом

RjQMXQwgTPo
Вот вижу дом, огромный такой дом, если бы, наверное, меня поставить рядом с ним, то я бы выглядел как муравей на фоне слона, т.е. вообще никак. Обычные многоквартирные дома, обычно это пять подъездов и пять этажей, ну стандарт лично мой, хотя, конечно есть и  девяти-двенадцатиэтажки, молчу уже о новых высотках. А вот как «это» назвать — обозвать, я честно не знаю. Стою и голову чешу.


Дело в том, что подъезды в этом доме расположены не только внизу, но и выше и ещё выше. Как подняться на верхние — понятия не имею, и лестницы даже не видно, не говоря уже о пролетах. На самом деле, я то надеялся увидеть свой родной дом, тот который из детства, а это как раз таки мой стандарт — пять этажей и пять подъездов. С вокзала прямо так и сказал таксисту — езжай на улицу Ленина, дом такой-то, и пока он ехал, узнавал знакомые места, много чего изменилось, конечно, но ещё больше осталось таким, как я запомнил в детстве. Кажется, сто лет не видел родного города, а всё как вчера было, чуть ли не каждый кустик узнаю. На радость мне, таксист попался малоразговорчивый, хотя это можно списать и на обстоятельства, т.к. он плохо понимал русский язык, но тем не менее, я внутренне поблагодарил небеса. Всегда благодарю небеса, т.к. с богом еще не разобрался, верить в него или нет. Но, что-то я отвлекся. Вот подъезжаем мы значит уже к нашему микрорайону, и я его прошу, чтобы остановил, вдруг захотелось пройтись пешком по старым местам, ужасно захотелось. Вышел, и иду вдоль забора сетки-рабицы, которая огораживает мою родную школу номер 47, в детстве мне казалось, что она необъятная, а тут очень как-то быстро закончилась. А от моего дома, ну то есть старого дома, до этой школы буквально пять минут ходьбы. Вот я и дошёл. Стою смотрю на свой дом и ничего не узнаю. 

Таким образом, подъездов я насчитал целых двадцать пять штук, по пять на каждый этаж, а вот окон нигде не было. На лавочках никто не сидел, вообще пусто. Я был в замешательстве и не знал, что делать. Глаза верить в это не хотели и взывали к логике, которой не было, а внутри что-то тянуло зайти меня внутрь дома, может повидать старых соседей и знакомых, зайти в конце-концов к другу моему Бориске, двадцать лет ведь не виделись! Он жил как и я, в первом подъезде, я на первом этаже, он на пятом. А чего бояться? — подумал я, вот приехал же, специально, повидаться, родные места посмотреть, а тут какой-то дом возьмет да и отпугнет? Конечно, не бывать этому! Я иду к первому подъезду, подхожу к входной двери, а сам искоса смотрю на окна, которые, когда — то были моими. Раньше я часто сквозь них наблюдал и подсматривал за происходящим во дворе, двор был для меня как огромный мир. Первое окно это кухня, а второе следом моя комната. И вот я кошу взгляд на кухню. Ничего не видно, окно задернуто темной занавеской, да и вроде никто там за ними не шевелиться. Ну да ладно, думаю я про себя, дергаю ручку двери и вхожу, она, т.е. дверь, громко за мной захлопывается, становится темно и я ничего не вижу. Вот ведь здорово — думаю, в лучших традициях хоррора. Сейчас еще попытаюсь открыть дверь, а она не поддается. Пытаюсь — и правда не поддается. Я сглатываю слюну, горло совершенно сухое, жалею, что не купил по дороге бутылку минералки. А темнота уже вовсе не темнота. Совершенно отчетливо вижу лестничные перила, двери и даже номерки на них. Справа моя дверь, захотел было постучать, но опомнился — что я скажу хозяевам, которые и не помнят меня? Дескать, здравствуйте, я когда то жил здесь, можно мне зайти, чайку попить, из окна посмотреть? Бред. Не стучу. Пойду до Бориски, на пятый, тем более я узнавал, что в эти дни он дома будет, вот сюрприз то сейчас ему устрою. Взялся было за перила, но тут же отдернул руку — вспомнил, что в детстве кто-то постоянно на эти перила плевался и порой натыкаешься на чужие плевки и харчки. Нет, я тоже, плевался с пятого этажа, признаться, но не на перила же, а так, чтобы мой плевок ровненько упал на самый низ. В общем, игнорируя перила, я медленным шагом стал подниматься в Бориске. Второй этаж — здесь жила Ленка и её братишка Эдик, он постоянно дома сидел, вроде неплохой мальчишка, а домашний какой-то. А Ленка, все время хотела подружиться с моим старшим братом, но он её почему-то всегда динамил. Не знаю, почему, красивая была девчонка. Может, потом, буду спускаться от Бориски, постучу и к ним, поздороваться. На третьем этаже жила моя подружка с мамой, но потом она уехала в другой город, мама её вскоре тоже. Поэтому третий этаж у меня даже сейчас ассоциировался с той моей подружкой. Четвертый этаж я пролетаю быстро, ни с кем там не общался, соседи из двенадцатой всегда воровали чужие, в том числе и наши, газеты из почтовых ящиков, один раз даже пытались спереть спальное белье, что сушилось на балконе у Ленки. 

И вот наконец, пятый, тринадцатая квартира. Стою, не стучу, хочу немного отдышаться, хоть и неспешно шёл. И тут замечаю маленький круглый звоночек, от которого шёл толстенный провод, надо же, даже эта деталь не изменилась, хотя вроде бы проводок поменяли. Жму на звонок — никакого результата, тогда перехожу на стук. В детстве я частенько закрывал глазок, чтобы Бориска не смог разглядеть, кто там за дверью. Решил подшутить и закрываю глазок. За дверью послышались шаги, вот сейчас он спросит «кто там?». Но вразрез ожиданию, ничего не спросили, слышу как шумят обороты замка и дверь открывается, я тут же убираю руку с глазка. На пороге стоит свинья, с человеческий рост, на задних ногах (или лапах?), стоит свинья и смотрит на меня очень пристально. Рожа у нее здоровенная, заплывшая, глазенки очень маленькие, но вот прямо вижу, как они меня буравят, чуть ли не насквозь. 

— Ну что, Михаил, — вдруг сказала свинья, — так и будешь стоять или все же зайдешь?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)