В бескрайних просторах этой вселенной

Миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба.

— Ты думаешь, они такие же, как и мы с тобой? — спрашивает он.

— Думаю да, и даже намного лучше.

Он не видел её лица, но почувствовал улыбку. Много ли времени прошло с тех пор, как они стали звёздами? Он не помнил, иной раз у него было ощущение, что он с самого начала родился именно тут, не на земле, которая была сейчас далеко-далеко от него, а здесь, среди бескрайних просторов этой вселенной. Бескрайние просторы…Раньше бы это прозвучало для меня несколько банально, — подумал он. Но сейчас, как же назвать это место по другому? Даже и не знаю. Кажется, это самое подходящее название. И тут перед ним возникла она, с любопытством вглядываясь в его лицо. Она засияла ярким светом, в её глазах застыл немой вопрос. 

— Послушай, не смотри на меня так, — попросил он. — И вообще, могу с уверенностью сказать, что твой свет сейчас виден даже на земле.

— А что в этом плохого? — спросила она и засияла ещё ярче. — Однажды его увидел ты. Если бы во мне не было света, мы бы с тобой никогда не познакомились, ведь правда?

— Правда, — пришлось согласиться ему, — и никогда не очутились бы здесь.

— Тогда почему ты грустишь? — все таки озвучила она свой вопрос.

— Ты знаешь почему, — он резко рванул от неё  вверх. 

Устремляясь все выше, он закрутился вихрем и уже излучал свой свет, который длинным шлейфом следовал за ним и тут же растворялся. Затем он сменил траекторию и уже летел вперед, боковым зрением наблюдая за ней, она летела рядом и смеялась. В какой то миг они не сговариваясь взялись за руки и стали одной большой звездой. Грусть уходила в такие моменты, он находился в её ярком свете и напрочь забывал, что в мире вообще существует грусть. Своим полётом они расширяли эту бескрайнюю вселенную, делая её еще бескрайнее, увеличивая этот несомненно прекрасный мир, а быть может и вовсе создавали нечто новое, кто знает. Когда их в это время замечал кто-то с земли, а точнее их свет, этот кто-то думал, что наблюдает за одной звездой. И этот кто-то даже не подозревал, что такой яркий свет может излучать лишь пара звезд…Иной раз, какому-нибудь человеку не спалось, он выходил во двор своего дома со свеже-заваренным чаем и садился на скамью. И если небо было чистое, как и его голова, то он мог их увидеть. Человек вспоминал, как прекрасно ночное небо, он впитывал в себя их свет. Что-то происходило у него внутри, то, что пока он не понимал…

Наигравшись вволю, они снова зависали в какой-нибудь точке в этой бескрайней вселенной. Он вечно звал её забраться повыше, далеко за облака, где их не смог бы разглядеть никто с земли. Она лишь улыбалась таким его просьбам и иногда соглашалась. Но постоянно быть спрятанной от земных глаз она не могла, и когда спускалась ниже, он грустил. Как сегодня. Миллиарды маяков, стоящих на другом конце неба тоже обращали внимание на её свет, а когда она говорила, что, не только её, но и его свет привлекает их, он лишь улыбался в ответ. Он забывал о своём свете, когда видел её. Если люди на земле гадали, что они видят — звезду или лишь оставшийся свет, исходящей от неё сквозь миллионы лет, сомневаясь, жива ли та звезда, то другие звезды на небе знали точно — она живая и настоящая. Они смотрели на неё и восхищались её красотой. Живя там на земле, до встречи с ней, он и думать не мог, что звезды тоже умеют ревновать. Насколько же выше мне нужно забраться, чтобы стать свободнее? — думал он. 

— Не грусти, — говорит она ему в такие моменты, — им нужен наш свет, и мой, и твой.

И он старается не грустить. Порой он летает в этой бескрайней вселенной один, без неё. Порой даже в своем полете излучает этот свет, который так нужен людям, тем, кто остался на земле. Но он непрестанно думает о ней, о том, чей свет ему посчастливилось однажды увидеть, чей свет перенес его в эту бескрайнюю вселенную. Мимо него пролетают спутники с земли, напоминая ему в такие моменты о его одиночестве, ведь они тоже одиноки в своем полете. Кажется ли им, что их земля очень далеко сейчас? — думает он. Они вращаются вокруг неё изо дня в день, любуются ею со стороны, испытывают ли эти железные спутники тоже чувство, что и я? И ведь не спросишь их об этом, все равно не ответят…

Зная и чувствуя внутри что-то очень важное, он все же часто глядит на нее, как один из миллиардов звезд на этой высоте, любуясь её светом откуда то издалека. А люди с земли, особенно чуткие к звездам, продолжают смотреть на них по ночам. Однажды заметив яркий свет такой звезды, они уже не могут отвести от неё своего взгляда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)