Хижина. У.П.Янг.

Мак — не болтун, а мыслитель и деятель. Он не говорит, а роняет слова, если только вы не спросите его о чем-нибудь прямо в лоб, чего большинство народу предпочитает не делать. А когда он все-таки начинает говорить, у вас возникает мысль, уж не пришелец ли он с другой планеты, который смотрит на человеческие идеи и поступки совсем иными глазами.

11 февраля гуляя в книжном одного города, я увидел «Хижину». «Много споров о ней» — сказали мне про эту книгу. Спустя неделю или две, речь снова зашла о ней, снова дала о себе знать. Когда книга начинает мелькать в жизни с разных сторон, то пренепременно захочется её прочитать. Так и случилось, на днях я дочитал эту вещь.

Начав читать, я не обнаружил красоты литературного языка, чувствовалось, что пишет новичок в плане такого объема работы, да и банальный сюжет среднего голливудского фильма как-то не очень меня располагал к себе. Но это было все до того момента, пока главный персонаж не приехал в хижину, где была убита его маленькая дочь…Представляете себе такую ситуацию — вам приходит письмо от имени Бога, где говорится о том, что Он давно хочет повидаться, а еще назначает встречу в таком ужасном месте. Чья-то глупая шутка, издевательство убийцы или правда Бог? Но тем не менее он едет, Великая Скорбь, как он называл свою жизнь после этого случая, крепко осела на его плечах. Ничего хуже и случится не может.

Человек, живущий нелюбимым — все равно что птица, лишенная способности летать. Вовсе не то, что я хотела для тебя.
В этом и была неувязка. Он в данный момент не ощущал себя любимым.
— Мак, боль подрезает нам крылья и лишает способности летать. — Она выждала секунду, чтобы слова достигли цели. — И если она остается надолго, то ты можешь забыть, что был создан прежде всего для полета.

То, что продолжилось в хижине, в глухом лесу, один на один с Богом, для многих тоже, наверное, может стать продолжением чего-то банального, если говорить о сюжете. Ну страдал человек, винил себя во всем, не мог пережить случившееся горе, а потом произошло исцеление, и стало легче. Думается мне, что сценаристы не очень глубокого склада ума и фантазии смогли бы написать такую историю. Однако, помимо всего этого что меня привлекло…Мне нравятся те моменты, когда то, о чем я думал, находит отклик, книги это какой отдельный формат такого отклика. Я, конечно, понимаю, почему данная книга вызвала такой резонанс, собственно эти споры возникли, скорее всего у верующих христиан, у тех, кто так или иначе считает себя верующим. Один факт того, что Бог может предстать в виде негритянки уже ломает стереотипы и может с самого начала превратить книгу в ересь, коей многие и считают. Такого Бога, которого показали в «Хижине», не каждый воспримет не то что правильно, а хотя бы как-нибудь адекватно…Но мне кажется я это воспринял более чем адекватно, в такого Бога хочется верить сильнее…

Возвращаясь к теме откликов, создалось удивительное ощущение продолжения тех разговоров, которые у меня возникали и приносили  радость, интерес, удовлетворение от полученной информации. И было это в разных темах. Вот, к примеру, думал я в последнее время о системе как таковой, ну как думал, копать сильно не умею, но вопрос интересный, переваривал то, что было. И вот на эту тему, оказывается и Бог не прочь поговорить в этой книге:

В вашем мире ценность индивидуальности постоянно противопоставляется выживанию системы, будь то политика, экономика, социум или религия, вообще любая система. Сначала один человек, затем несколько, и наконец массы людей запросто приносятся в жертву ради выгоды и благополучного существования системы. В одном или другом виде это стоит за любой борьбой за власть, любым предубеждением, любой войной и любым нарушением взаимосвязей. Эта «жажда власти и независимости» сделалась настолько повсеместной, что теперь уже воспринимается как норма.
— А это не так?
— Это человеческая схема, — подала голос Папа. — Все равно что вода для рыбы, настолько превалирующая, что остается незамеченной и не вызывает вопросов. Это просто матрица, дьявольская схема, в которой вы безнадежно увязли, хотя совершенно не осознаете ее присутствия.

Он готов также поговорить с тобой о таких явлениях как «добро» и «зло», набивших оскомину у людей и чаще всего уже вызывающих насмешливую улыбку, которая очень часто показывает какие мы умные, сами с усами и как же надоела эта возня о таких глобально-философских размышлениях.

Так получается, что ты сам определяешь, что добро, а что зло. Ты становишься судьей. И в довершение ко всему ты еще и заявляешь, что добро может меняться с течением времени и под воздействием обстоятельств. Кроме того, что еще хуже, вас миллионы таких, и каждый решает, что есть добро и что зло. Следовательно, когда твое добро и зло сталкиваются с добром и злом соседа, возникают споры и ссоры, и даже разражаются войны.

Он может говорить с тобой о страхах:

Личность, которая живет своими страхами, не найдет свободы в моей любви. Я говорю не о рациональных страхах, касающихся реальных опасностей, но о воображаемых страхах, в особенности о спроецированных на будущее. Страх занимает в твоей жизни так много места, что ты никогда не поверишь, что я добро, и не поймешь, что я тебя люблю. Ты поешь об этом, ты говоришь об этом, но ты не знаешь этого.

О заблуждениях:

— На самом деле я хочу знать… то есть мне кажется, что отыскать путь к тебе так сложно из-за всей этой благонамеренной религиозной мути, с которой я так хорошо знаком.
— Какой бы благонамеренной она ни была, ты же понимаешь, что религиозная машина может сжевать человека! — ответил Иисус с горечью. — Громадное число дел, творящихся во имя мое, не имеет ни малейшего ко мне отношения и часто, пусть и ненамеренно, идет вразрез с моими устремлениями.

Ну, наконец, в свете сюжета книги и том, почему происходит так в наших жизнях, а не иначе и кого в этом винить, и стоит ли…

— Но я все равно не понимаю, почему Мисси должна была умереть.
— Она не должна была, Маккензи. Это не было планом Папы. Папа не нуждается в зле, чтобы осуществить свои благие устремления. Это вы, люди, раскрыли объятия злу, а Папа отвечает добром. То, что случилось с Мисси, было делом зла, и никто в вашем мире не защищен от него.

О каждой отдельной теме можно пытаться говорить или размышлять собственно, отдельно, конкретным текстом. Как это было, допустим, в тексте про цвета. А книга же данная это сбор всего того, что находило отклик за длительное последнее время в разговорах и мыслях, это то, что дополнительными пазлами ложиться на душу, куда-то внутрь меня. Не могу сказать, что эта книга изменила во мне что-то такое, что теперь будет жизнь «до» и «после» прочтения, как это я часто слышу в рецензиях, нет, конечно. Но могу сказать точно, что это очень интересная и глубокая находка в этом году и наверняка я буду к ней еще возвращаться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Optionally add an image (JPEG only)